Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Преисподняя
Автор: Василий МаринДата: 24.01.2017 11:08
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

ПРЕИСПОДНЯЯ (BRIMSTONE)
2016, Нидерланды-Франция-Германия-Бельгия-Швеция-Великобритания, 148 мин.
Жанр: триллер, драма, вестерн
Режиссер: Мартин Кулховен
В ролях: Дакота Фаннинг, Гай Пирс, Кэрис ван Хаутен, Кит Харингтон, Пол Андерсон, Эмилия Джонс



Для своей первой англоязычной работы голландец Мартин Кулховен выбрал форму вестерна – и при таком раскладе было бы закономерным, если бы режиссёр, как и многие его коллеги из Старого Света, уехал бы покорять Голливуд, поскольку материал к этому более чем располагает. Но по факту «Преисподняя» по всем параметрам является независимым европейским фильмом, снятым в Европе на европейские же деньги – разве что занятые в картине звёзды имеют к Фабрике грёз непосредственное отношение. Постановщик говорил, что при реализации своих идей не хотел быть обременённым жёстким контролем продюсеров и идти на компромиссы. И последнее ему однозначно удалось: бескомпромиссную жестокость происходящего здесь органично дополняет бескомпромиссный хронометраж в два с половиной часа.

Дакота Фаннинг играет Лиз, немую девушку, знающую толк в акушерстве. Она спокойно живёт своей скромной жизнью вместе с мужем, двумя детьми и стадом овец, пока в поселение не пребывает некий Преподобный (Гай Пирс), мгновенно приводящий Лиз в ужас. Её поведение поначалу кажется абсолютно надуманным, но, разумеется, вскоре мы узнаем причины такой реакции. Тем временем, происходит несчастный случай: во время неожиданных родов, которые вынуждена принимать Лиз, гибнет младенец. И это является своеобразной отправной точкой, после которой Преподобный позволяет себе уже не церемонится, а обвинить во всём Лиз напрямую, называя её «грешницей». Становится понятно, что эти двое знают друг друга, но детали предыстории станут проясняться только в следующей главе («Исход»). Структурно фильм поделён на четыре сегмента с такими вот говорящими названиями; причём, первые три хронологически идут в обратной последовательности. И решение сделать повествование нелинейным действительно удачное: в начале мы ничего не знаем о Лиз, и нам кажется, что она ведёт себя странно; но по мере того, как открываются события её прошлого, всё становится на свои места. Такой подход часто используется в кино, когда нужно, чтобы зритель сравнил свою «не предвзятую» реакцию на поступки героя с отношением, которое формируется уже после ознакомления с причинами и предпосылками.

Другое дело, что реализовывается эта концепция с излишней помпезностью, учитывая довольно ровный и не требующий замысловатого оформления материал. То есть, если бы Кулховен сделал больший акцент на пресловутый натурализм, а не на вычурную театральность – картина бы только выиграла, поскольку все эти аллюзии, зачастую, лишают глубины самих героев, а фильм в такие моменты выглядит искусственно. К счастью, проявляются эти недочёты совсем не часто: благодаря отличным актёрским работам и солидному сценарию, интерес к происходящему не падает ни на минуту, несмотря на гигантский хронометраж. Здесь все элементы, включая атмосферу и антураж, работают на вовлечение в происходящее – и этим картина в должной мере цепляет. Кому-то может показаться, что режиссёр перегибает палку по части «шок-эффекта», но всё же стоит иметь ввиду, что создатели показывают насилие без какого-то уклона в эстетику — это лишь вынужденная мера. При всём при том, основной эффект достигается именно психологией ситуации, поскольку на протяжении практически всего фильма события буквально не оставляют героине свободы выбора. И в этом отношении нельзя не отметить уверенный перфоманс Фаннинг, которой добрую половину фильма пришлось играть, не произнося ни слова.

«Преисподнюю» имеет смысл рассматривать в первую очередь как предельно жёсткий эффектный триллер, поскольку вся философская нагрузка здесь лежит на поверхности и заложенные создателями идеи транслируются абсолютно прямолинейно; зачастую, посредством многочисленных попыток выбить зрителя из зоны комфорта. Бытовое насилие, подавление воли, религиозный психоз и фатальная подмена базовых понятий морали — всё это демонстрируется буквально в лоб практически с самого начала, не оставляя сомнений в сущности авторского посыла. Тем не менее, картина цепляет своими персонажами (в первую очередь, разумеется, главной героиней) и самой историей, даже несмотря на некоторую однобокость и непропорциональный уклон в сторону типичного феминистического памфлета.

Василий Марин

В кинотеатрах с 12 января
Нравится
Нет похожих страниц.
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 43 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio