Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Анимация / Человек-паук
Автор: Константин БольшаковДата: 06.03.2017 11:28
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Осторожно, прочтение этой статьи займёт не менее получаса и вызовет острую ностальгию! Но любимый мультсериал детства того стоит.


ЧЕЛОВЕК-ПАУК (SPIDER-MAN)
Жанр: мультфильм, фантастика, фэнтези, боевик, приключения, драма
1994, США, 22 мин.
Количество сезонов: 5
Режиссеры: Боб Ричардсон, Роберт Шеллхорн
Роли озвучивали: Кристофер Дэниэл Барнс, Сара Бэллэнтайн, Роско Ли Браун, Эдвард Эснер, Родни Солсберри

Не верьте, если вам кто-нибудь скажет, что любимый герой комиксов одной шестой части суши – это человек в чёрном костюме летучего мыша. Да и Дэдпул, несмотря на обилие книгопечатной продукции за последний год далёк от ветви первенства. Нет, настоящим народным любимцем всегда был Питер Паркер и его геройское альтер-эго – Человек-паук. Именно о нём было переведено громадное количество историй в картинках. Причина общего обожания уходит своими корнями далеко за трилогию Сэма Рейми, но хронологически гнездится значительно ближе анимационного сериала шестьдесят седьмого года (того самого с простенькой графикой и чудесной джазовой композицией на открывающих титрах). Естественно речь идет о «Spider-Man: The Animated Series» 1994 года выпуска, транслировавшегося у нас по НТВ в далеком 96-м. Сказать, что для многих это была любовь с первого взгляда, значит сильно приглушить краски общего восторга. Спросите любого, чьё детство выпало на середину девяностых прошлого столетия, и если при этом его глаза не вспыхнут огоньками счастья, знайте – перед вами скорее всего сектант, обходящий по непонятным причинам телевизор за несколько метров. Тетрадки, пеналы, альбомы с наклейками, коллекционные фигурки, и, конечно же, моментально раскупленные билеты на кино с Тоби Магуайером – это ли не доказательство любви?

ТКАЧИ СУДЬБЫ

На дворе 1994 год, на телеэкранах сражаются за свои права Люди Икс, усиленно закрепляя мысль о том, что притеснять живое существо по любому биологическому признаку не очень хорошо. Яркая картинка, головокружительные приключения и два десятка персонажей, каждый из которых норовит перетянуть на себя одеяло внимания. Конечно, зритель оставлял за собой право выбрать любого понравившегося персонажа и начать сопереживать его похождениям, но давайте посмотрим правде в глаза – ученики профессора Ксавьера почти всегда были изгоями. Среди обычных homo sapiens им было сложно найти себе место ввиду специфических особенностей, подаренных мутациями. Братья мутанты в свою очередь не всегда разделяли самоубийственный пацифизм команды. Стал бы ребенок отождествлять себя с подобными героями, учитывая, что ему хватало своих притеснений в школе и на улице? Нет, юному зрителю (а новое шоу должно было ориентироваться на школьников от 6 до 12) нужен был бесстрашный рыцарь, решающий простые и понятные проблемы. И Человек-паук подходил для этого лучше всего.

Действительно, к 1994 году Человек-паук был достаточно сильной, а главное – проверенной картой в супергеройской колоде Marvel. Время показало всю несостоятельность опасений по поводу непривлекательности героя, в чьём образе угадывались повадки не самого приятного членистоногого. Сериал 1967 года пережил 3 сезона и насчитывал свыше 60 серий. Естественно, что к концу XX века технологии, стили рисунка, а главное – сюжетная проблематика, шагнули далеко вперёд в сравнении с наивными семидесятыми. Сейчас уже мало кого можно было привлечь к экрану набором клишированных историй о противостоянии героя с очередным суперзлодеем. Герой должен учиться, развиваться и меняться вместе с окружающим миром.

Исполнительными продюсерами шоу выступили Стэн Ли и Арви Арад. Причём, контроль над созданием первых эпизодов был поистине фантастичен (если верить Стэну – редактор Джон Сэмпер, утверждал абсолютно обратное). Для Стэна Ли Паук был любимым детищем и отпускать его в свободное плавание автору явно не хотелось. Арад же был лично заинтересован в успехе картины, ведь от прибыли зависело дальнейшее существование студии, доля в которой принадлежала непосредственно Арви. Впрочем, уже к тринадцатому эпизоду Ли перестал давать советы, полностью доверившись Сэмперу. А вот от отеческой опеки Арада так просто «избавиться» не удалось до конца первого сезона. Впрочем, на сюжетную канву влияли не только продюсеры. Рынок диктовал свои законы, и гигантские заводы по производству пластиковых человечков ежедневно выбрасывали на прилавки новую порцию героев и злодеев. Результат? Многие персонажи появлялись совсем не в той последовательности, что в журналах, нарушая причинно-следственные связи рисованных историй. Так на экранах и прилавках игрушечных магазинов сперва оказался Хобгоблин (или Домовой), обогнав при этом Зеленого Гоблина, хотя именно Зеленый Гоблин первым использовал летающую платформу – глайдер.

Стараясь добиться большего эффекта погружения в историю, аниматоры очень старательно переносили образ Нью-Йорка на целлулоидную ленту. Дом Паука это вам не какой-нибудь фантасмагоричный Готэм, а настоящий город, в котором проживал и зритель. Естественно, его старались максимально приблизить к реальным очертаниям. Для создания городских ландшафтов использовали архивы фотографий и карты. В результате здания получили достаточно высокую степень детализации. Особенно повезло в этом плане излюбленным местам Паркера – городским крышам. Правда, от тотального использования новомодной технологии CGI (computer-generated imagery, что буквально означает «изображение, сгенерированное на компьютере») пришлось отказаться в угоду традиционной мультипликации. Производственных мощностей определенно не хватило бы на красивую виртуальную картинку, а гонять Питера среди однотипных квадратных коробок удовольствие достаточно сомнительное в визуальном плане. Поэтому было принято решение использовать CGI в исключительных случаях для прорисовки фонов, сочетая её с более привычным рисунком.

Но какой бы ни была продвинутой картинка, основу любого шоу составляет сюжет. Концепция сериала 1967 года (злодей в начале серии совершает дерзкое ограбление, Человек-паук ближе к финалу выслеживает его и ловит) к концу XX века уже изрядно устарела. Конечно, она давала возможность въехать в сериал практически с любой точки просмотра, но она же и позволяла с этого сериала в любой момент спрыгнуть. Так что было принято решение соткать глобальное полотно с героями, чьи поступки могли аукнуться спустя десяток серий. А достаточно большие по протяженности истории разбить на пять сезонов, с единой сюжетной линией внутри каждого. Ну а зритель пусть сам решает, интересна ли ему судьба вампира или симбионта, и будет ли он ждать продолжения.

ФОТОУВЕЛИЧЕНИЕ

Первый сезон сериала не имел своего названия. Единая сюжетная линия если и прослеживалась, то лишь на протяжении пары связанных между собой серий да каких-то переплетений в отношениях между главными героями. В остальном же сценарные изыски сводились к простым правилам, описанным еще у Кэролла в «Алисе в Зазеркалье», в эпизоде знакомства с пудингом. Да-да, тем самым, которые в нашем случае выглядят примерно так: «Человек-паук знакомься, это – твой враг. Враг, знакомься, это – Человек-паук. Унесите врага». С другой стороны, ожидать чего-то глобального от первых серий достаточно сложно. Перед нами начинается зарождение новой анимационной вселенной и еще совсем неясно как пройдут роды. Ребёнок может получиться слабым и никому не нужным. А в мире развлекательных шоу законы Спарты пока ещё никто не отменял. Потому единственная задача, которая стояла перед сценаристами – познакомить зрителя, далёкого от журналов с кричащими картинками, с основными героями и механиками паучьего мира. Показать основных персонажей, неспешно пройтись по их мифологии, указать слабые стороны и рассказать об опасностях которые они представляют, находясь на свободе. Разжечь интерес, заманить в паутину хитросплетений судеб и смиренно замереть в ожидании требований добавки. И нужно отдать должное – авторам это удалось.

Впрочем, перед нами раскроют далеко не все биографии. Что характерно, историю Питера Паркера запечатают в нескольких секундах вступительного ролика. Экскурсия, странный излучатель, радиоактивный паук и судьбоносный укус. Это все, что вам нужно знать о прошлом главгероя. О том, что же побудило студента-фотографа нацепить красно-синий костюм и смастерить пускатели паутины (задача под силу любому студенту, не находите?), нам расскажут значительно позже. Безусловно, это можно расценить как кивок в сторону сериала шестидесятых годов, где о судьбе Паркера мы узнаем лишь во втором сезоне. Однако, на деле все намного прозаичнее. Где-то параллельно с запуском анимационных приключений Паука, в голливудских кулуарах летали идей о взрослом полнометражном кино. Причем с этой идеей бегал не кто иной, как Джеймс Терминаторович Кэмерон, большой фанат и просто хороший режиссёр. Естественно, всё вкусное решено было оставить для кинотеатров, а сериал начать с незамысловатой затравки – по городским канализациям рыскает злобный двухметровый ящер и Человеку-Пауку придётся с этим разобраться. Но если вы думаете, что вам удастся избежать перманентного рассказа о «большой силе и большой ответственности», знайте – вы жестоко ошибаетесь. Законы комикса здесь действуют неукоснительно- любой читатель, купивший пестрый журнальчик с произвольного номера должен сразу же въехать во все события. А значит, нам раз за разом будут напоминать о погибшем дяде Бене, пока это имя не начнет вызывать у вас ту же реакцию, что и рассыпавшийся жемчуг с шеи Марты Уэйн. То есть до полного закрепления эффекта.

А тем временем жизнь студента идёт полным ходом. Перед Паркером возникают достаточно типичные проблемы вчерашнего подростка, оказавшегося перед большим и сложным миром. Теперь приходится многое решать самому, нести ответственность за выбор, и пытаться справляться с трудностями, пока в одиночку. Есть институтские приятели, есть симпатичные девушки, желающие весело провести с тобой время, да и типичные для американских ВУЗов задиры выглядят не такими уж страшными. Намного сложнее совместить две жизни. Научиться разделять простого себя и героическое альтер-эго, но главное – оградить своих близких от той войны с преступным миром, что развернул на просторах Нью-Йорка Человек-паук. Скорпион, Рино, Доктор Осьминог, Мистерио, Хамелеон, Крэйвен-охотник, Алистер Смайт, Кингпин (Амбал), Ящер. Здесь тотемные твари идут рука об руку с выдающимися учёными. Преступные авторитеты нанимают безумцев в чудных костюмах, не подозревая какую силу выпускают на улицы города. И почти каждый божий день старается омрачить механическая громада, в виде гигантского паука или очередного лётчика на причудливой доске. Но если подумать, всё это привычные мелочи супергеройской жизни. В отражениях прячутся более опасные враги. Например – ты сам.

Собственно, появление Венома в открывающей заставке стало самым эффектным и запоминающимся моментом сериала. Чёрная, нефтеподобная субстанция пожирает Паркера, превращая Паука в безвольную марионетку. Эти кадры пугали. С появлением же симбионта в самом сериале стало понятно, что более могущественного врага Питеру побеждать пока ещё не приходилось. Притворившись биологическим костюмом, прожорливая тварь с жадностью питалась адреналином молодого защитника Нью-Йорка, толкая его на всё более опасные подвиги. Теряя над собой контроль, наш герой превращался в то, с чем долгое время боролся сам – страшную силу не обременённую никакой ответственностью. Но настоящий кошмар начинался лишь, когда Паук попытался избавиться от проклятого дара космических глубин. Подогреваемый жаждой мести, симбионт очень быстро нашел себе нового хозяина в лице Эдди Брока. И тот не замедлил превратить жизнь фотографа в сущий ад. Зная всё о своем бывшем владельце, костюм руками Брока наносил самые болезненные удары, атакуя близких Питера. Атмосфера всеобщей паранойи, когда отказываешься верить даже самому себе (хвалёное паучье чутье предательски выбросило белый флаг), быстро передавалась зрителю. Веном был кошмаром, от которого нельзя было спрятаться и лишь благодаря фантастическим усилиям Паркер вышел победителем из схватки.

Именно трёхсерийный «Чужой костюм» по-настоящему раскрыл талант сценаристов. Чуть менее чем за час, перед нами разыграли драму, мало с чем сопоставимую по накалу страстей. Концентрированное действо, гипертрофированный ужас, взлёт, падение и снова взлёт. Боль от костюма буквально передавалась через ТВ-экран. Естественно, аниматоры просто не оставили Сэму Рейми ни единого шанса. Попытка перенести историю Венома на большие экраны обернулась сокрушительным провалом для киноадоптации похождений Человека-Паука. А желание Рейми придать ленте «молодёжного задора» похоронила веру в кинокомиксы даже у самых заядлых оптимистов.

В защиту Рейми можно отметить, что история становления Венома и в журналах была не самой простой. Привезенный из сомнительных приключений в параллельном измерении инородный паразит далеко не сразу стал синонимом ужаса для Паука. И вот тут открывается достаточно любопытный факт – анимационный сериал хоть и брал за основу комиксы, но при этом лепил совершенно иную реальность. Пусть и под чутким руководством Стена Ли. Однако заметить это могли лишь счастливые читатели американских «весёлых картинок». На территории же нашей необъятной сериал превратился в догму, после чего комиксы вызывали законное недоумение. Той же оригинальной истории Венома не хватало динамики и стиля анимационного рисунка.

ПЛАЧ ПО МУТАНТАМ

Последовавший далее «Неогенный кошмар», включивший в себя четырнадцать серий, наверное, лучшее, что было в сериале, да и вообще супергеройской анимации тех лет. Цветастый капустник, начинавший принимать балаганные черты травести шоу, неожиданно оборачивается крепким хоррором, хватающим за горло и не отпускающим до финального эпизода сезона. Смесь готики, кроненбергских метаморфоз, отдающих дешёвыми японскими ужастиками о гигантских монстрах, кроссовер с плеядой звёздочек разной степени значимости из Marvel-вселенной и, конечно же, экзистенциальные поиски человечности внутри животного. Друзья, враги, чудовища, вампиры, сила, бессилие, древние легенды и генная инженерия. Этими словами вполне можно было украсить подарочную видеокассету.

Враги перестали бить поодиночке, а решили наброситься скопом. Нетривиальная задачка для паучьих сил, чьё действие в один из ненастных моментов подходит к концу. Не находите? Да, суперсила перестала быть константой, но заметьте, и Супермен не всегда предстает перед нами в образе всесильного бога. А если уж Человек из стали может стать слабым, то почему бы не поиграться с ползунками настройки «сила-ловкость» в случае с простым студентом. Да еще и разыграть всё это на глазах случайных жертв, которыми по стечению обстоятельств опять становятся близкие Питера. Да и теряя большую силу, разве можно избавиться от большой ответственности? Но кому может исповедаться обреченный скрывать свое лицо? Случайным братьям и сестрам из школы одарённых детей Чарльза Ксавье. Первый кроссовер пересёк параллельные вселенные супергеройских сериалов, взорвавшись яркими красками цветастых костюмов. Калейдоскоп был настолько пёстр и необычен, что кружил голову от обилия знакомых и чужих имен. Человек-паук и таинственные почти незнакомые ещё Люди Икс. Разве можно было мечтать о большем?

Нужно отдать должное авторам – они с легкостью избежали банальностей в сюжете. Да, здесь по-прежнему хороший парень в беде и ему нужна помощь сильных союзников. Но чтобы её добиться, нужно доказать, что ты свой среди этих изгоев, о которых люди перешёптываются, заглатывая очередную порцию насквозь прогнивших в своем пропагандизме новостей. Понять, что ты не в толпе и не в команде, но вне зависимости от игр ДНК, должен оставаться человеком, усмиряя своего внутреннего зверя. И любую проблему можно пережить с теми, кто подставит тебе плечо в трудную минуту. В тот момент, когда ты слаб и беззащитен, оставлен всем миром и предан собственным телом. Даже в такие минуты нужно хранить частичку надежды.

А собственно, почему бы в этот момент не перевернуть всё с ног на голову? Красивый рыцарь в сияющих доспехах, одержав очередную победу подвергается жутким метаморфозам. И вот перед нами не уверенный в себе юноша, а странное существо еще хранящее человеческие очертания, но с каждым вздохом это становится всё труднее. Действительно, почему Паркеру досталось лишь паучье чутье, сила, ловкость и умение ползать по стенам? Где оставшийся набор полезных плюшек в виде шести рук, восьми глаз и ядовитых слюнявых клыков? А если учесть, что зритель верил (мы верили) во все эти высокопарные разговоры о генной инженерии и необратимости процессов в организме, все эти мутации вызывали настоящий шок. Приправленные популярной генетикой для младших начальных, сюжеты вызывали жаркие споры во дворах. Ведь нельзя же взять и вернуть всё на круги своя. Процесс казался необратимым, а в магию мало кто верил (да мы были далеки от вселенной Marvel и не могли себе даже представить, что по городским улицам могут разгуливать скандинавские боги или выдающиеся хирурги-волшебники).

Впрочем, вера на то и вера, чтобы воспринимать всё без лишних доказательств. И детский мозг с легкостью воспринимал способность организма принимать любые немыслимые формы. Ведь, согласитесь, в чудо не так уж сложно поверить, если искренне сопереживаешь своему герою, а приплюсовав ко всему этому псевдонаучную околесицу о сыворотках, так и вообще можно выстроить вполне логичную и стройную теорию. В ней найдется место и препаратам, и чудесным механизмам, и волшебным плитам из гробниц ацтекских хранителей. И вновь законы комиксов раскрывались перед нами своим пышным цветом: нет ничего постоянного, всё обратимо, магия и наука две грани одной веры.

Даже этой сюжетной ветки хватило бы за глаза, чтобы получить по умолчанию культовый статус. Но сюжет предлагал нам ещё одного персонажа – Майкла Морбиуса, из-за крови Паркера, превратившегося в вампира. Очередной штамп сегодня, в 1995 был настоящим глотком мистической атмосферы. Готика вырвалась из своих пыльных холодных замков и выплеснулась на улицы современного города. И снова проблемы ответственности, и снова болезненное раскаяние за свою неосторожность, борьба с голодом, с очередным проявлением зверя внутри и капитуляция, полная бессилия. Морбиус и Паркер как два монстра сходятся в чудовищном танце, воюя со своими инстинктами, побеждая или проигрывая животному началу. Каждый сделал свой выбор, каждый решил защищать свою правду. Каждый столкнулся со своим апокалипсисом.

Но если вам этого покажется мало – смело плюсуйте еще парочку уставших истерзанных душ. На сцене вновь появляется Крэйвен-охотник (но уже с положительным мировоззрением), неизвестный у нас Каратель Фрэнк Кастл, а также вполне себе популярный вампир-полукровка Блэйд. Этот мир напичкан супергероями, но узнавание происходит не сразу. Но сопоставив Уэсли Снайпса и нарисованного клыкастого мотоциклиста, радостно начинаешь тыкать пальцем в экран. Ещё один бродяга из бесконечной вселенной Чудес (вы же в курсе, как переводится Marvel?) вышел на сцену. Разве героев может быть слишком много?

ПАНОПТИКУМ

Собственно, к концу второго сезона основные антагонисты Паркера были выведены на сцену. Несмотря на знатный пантеон всевозможных чудовищ главным злодеем паучьего мира оказался простой человек, если, конечно, не брать во внимание его излишнюю тучность. Уилсон Фиск по прозвищу Кингпин (или Амбал в варианте НТВ). Король преступного мира Нью-Йорка раскинул свои порочные сети так широко, что вполне сам мог поспорить с главным героем за право носить прозвище паука. Любой перешедший ему дорогу, автоматически подписывает себе смертный приговор, а Паук в своем извечном желании причинять добро и наносить пользу всему любому, устроил челночный бег прямо перед особняком Фиска. Только ни один уважающий себя король не примерит на себя колпак палача. Нет, для этого есть специально обученные пешки. Которыми не так уж трудно манипулировать при определенной сноровке.

Первой такой фигуркой становится Алистер Смайт, молодой инженер в инвалидной коляске, потерявший отца во время взрыва на заводе Нормана Озборна. Немножко искаженных фактов и вот наш сосед и лучший друг получает себе нового смертельного врага по прозвищу Умник (впрочем, так его прозвали исключительно отечественные переводчики). Паренёк обладает незаурядными талантами, а помножив интеллект на финансовые возможности Амбала можно представить масштаб планов по уничтожению Паука. Первым делом в ход идут гигантские механические пауки, созданные по доработанным чертежам отца. План с треском проваливается, но Амбал даёт Смайту ещё один шанс, по факту назначая его на должность главного стратега своей империи. Со временем Фиск находит для своих целей нового генератора идей в лице Герберта Лэндона. Алестера превращают в биологического робота – идеального убийцу пауков. Однако правда рано или поздно всплывает на свет, и, узнав об обмане Амбала, Умник предает своего босса, перебежав на сторону конкурента.

Впрочем, перед этим ему удаётся принять участие в достаточно крупной авантюре по созданию Коварной Шестерки, в которую вошли основные враги Человека-паука: Хамелеон, Носорог, Шокер, Скорпион, Мистерио и Доктор Осьминог. Как бы ни бравировал Паркер, даже поодиночке каждый из участников союза представлял внушительную опасность. Объединившись же, они начали представлять для Паука смертельную угрозу. Нужно отдать должное, у них получилось изловить героя и даже сорвать с него маску. Правда, в результате довольно спорных умозаключений злодеи решили, что перед ними всего лишь фотограф, кинувшийся спасать свою тётю, что позволило Питеру сохранить свое инкогнито. Логично предположить, что подобные союзы, в которых каждый член является личностью страдающей в высокой степени нарциссизмом, существуют совсем недолго. Коварная Шестерка распалась так же стремительно, как и собралась. В результате «второго созыва» организация продержалась чуточку дольше (может этому послужила замена Мистерио на Стервятника?), но в итоге каждый пустился в вольное плавание.

А вот один из главных антагонистов Человека-паука Зеленый Гоблин мог и не попасть на экран ТВ-приемников. Дело в том, что зеленый уродец в глуповатом фиолетовом колпачке крайне непритязательно бы смотрелся в виде куска дешевого пластика. Кто бы захотел играть таким во дворе? Совсем другое дело – ядовито-яркая оранжевая накидка Хобгоблина. Именно маску Хобгоблина изначально планировалось вручить Норманну Озборну, главе крупной корпорации, промышляющей производством оружия. Однако рассудив, что подобными рокировками очень легко накликать гнев фанатов комиксов, да и сюжетный ход с гибелью возлюбленной главного героя исключать было как-то глупо, сценаристы обрядили в костюм Хобгоблина Джейсона Макендэйла. А право именоваться Зелеными Гоблинами осталось за семейкой Озборнов. В результате поиграв с временем и причинно-следственными связями создатели вернулись к относительно каноничному образу злодея. Карнавальную маску сперва надевает Норман а затем и его сын, друг Питера, Гарри. И, несмотря на нелепый костюм, злодей представлял опасность не меньше Венома.

Кстати об инопланетном симбионте, получившем у отечественных толмачей прозвища Чёрная Смерть и Смертоносец. Думаете, полёт на шаттле в далекие неизведанные глубины космоса поставил окончательную точку в его сюжетной ветке? Как бы ни так. Благодаря вмешательству магических сил, космический челнок возвращается на Землю, естественно, вместе с инопланетной заразой, которая, недолго думая, возвращается к Эдди Броку. Но это только полбеды. В придачу к Броку с симбионтом слился Клетус Кессиди, форменный психопат, грезящий только о разрушениях, чей характер отчасти копировал образ дисишного Джокера. Новый монстр получил звонкое имя Карнаж (на самом деле Резня, но у нас почему-то Потрошитель), пару серий в основной вселенной, а также совсем уж извращенную форму в одном из параллельных миров, слившись там с Человеком-пауком. Какой-то особенной мотивации у Карнажа не прослеживалось. Действительно, почему бы не уничтожить всю вселенную просто так? Стоит заметить, что имена, данные переводчиками далеко не самые ужасные из возможных. Так в «Непобедимом Человеке-Пауке» симбионтов окрестили Желчным и Кровавым, повышая тем самым и без того запредельный уровень трэша.

«М» ЗНАЧИТ МАГИЯ

Вдоволь наигравшись с относительно научной фантастикой, показав яркие вариации на тему генной инженерии и телесных модификаций, авторы решили познакомить зрителя с волшебной стороной вселенной Marvel. Решение, откровенно говоря, спорное. Да, концепция Чудес допускает сосуществование передовых технологий и потусторонних сил одновременно, но для того, чтобы связать два мира в единый клубок нужно проявить немало терпения. И времени у авторов было более чем достаточно, ведь под популяризацию фантастических тварей отвели чуть ли не половину сериала. Но что-то не заладилось. Итогом стали аляповатые заплатки на сюжетном полотнище, а также появление великого и ужасного духа Дормамму, с которым, вопреки устойчивому после недавнего фильма мнению, договориться практически нельзя. Летающий доктор Стрэндж предлагался по умолчанию, так что отказаться от него было невозможно.

Но Дормамму, как и его приспешник – барон Земо, всего лишь эпизодические персонажи, вносящие элементы легкого безумия в общее повествование. Куда большее влияние и на сюжет, и на мир оказывала Мадам Паутина, таинственная прорицательница, восседающая на причудливом троне. Выступая в первую очередь как советчик, она явственно даёт понять, что в её силах свернуть пространство и время в такую причудливую спираль, что мало не покажется никому. При этом прямого вмешательства в судьбу вселенной она не оказывает, ограничиваясь туманными намёками относительно недалёкого будущего. В некотором смысле она является хранителем вселенной, и для своей миссии подбирает достаточно специфические средства. Так она ставит опасный эксперимент над Паркером с целью определить его лидерские качества. Не получилось бы – есть ещё тысячи миров, где можно найти более подходящих Пауков. Почему при всём своём могуществе она не может сама остановить надвигающуюся катастрофу? Это, очевидно, проблема всех сверхсуществ Marvel. Баланс добра и зла должен восстанавливаться силами земных героев. Аксиома, которой следует не только Стивен Стрэндж.

При этом третий сезон, получивший заголовок «Грехи отцов», был достаточно интересен по своей концепции. Он затрагивал извечную тему отцов и детей и проводил ее через различные семейства паучьего мира. Уотсоны, Озборны, Фиски, Смайты и даже Паркеры. Каждая семья со своими тайнами, скелетами, грехами. Проблематика, поднимаемая сезоном, была близка взрослеющему зрителю. Входя во взрослый мир, он должен был правильно выбирать ориентиры, опираясь на семейные ценности. Понять свою роль в этом мире, принять на себя наследие мудрости взрослых, доказать, что достоин носить фамилию отца. В результате, основные сражения происходят уже не на улицах Нью-Йорка, а в душах героев. Для многих наступает переломный момент, в результате которого принимаются уже совсем необратимые решения. Мутации Смайта, гибель Мэри Джейн, отчасти повторяющая линию Гвен Стейси из комиксов (с поправкой на возрастной рейтинг и дурацкие порталы, сводящие практически на нет весь драматизм момента), рождение маньяка Карнажа. Сезон выходит мрачным, оставляя после себя целый ворох вопросов.

В этом отношении четвёртому сезону повезло значительно меньше. Он подводит итог под некоторыми сюжетными ветками, но основная линия начинает пробуксовывать. Понимая, что дальнейшее сгущение красок чревато потерей львиной доли целевой аудитории, сценаристы начинают выправлять судьбы отдельно взятых личностей. Так, например, закрыли историю Майкла Морбиуса, вернув ему человекоподобный облик. Из небытия возникает Мэри Джейн, прерывая новый роман Паука, а Гарри Озборн окончательно слетает с катушек и примеряет зелёную морду погибшего отца. Бывшие враги начинают проявлять недюжее благородство, а братья по оружию после очередных относительно легких недопониманий, вновь жмут друг другу руки. Всё так радужно и замечательно, что не хватает только свадьбы главного героя. Хотя предложение руки и сердца уже сделано, осталось лишь устроить свадебную церемонию.

Собственно к концу сезона начинает наблюдаться определенная усталость авторов от своих героев. Союзы уже заключались, угрозы родным и близким отыгрывались, инопланетные сущности и магические уродцы отправились в свои родные миры. Попытка удержаться за счёт мелодраматизма особых успехов не возымела. На подобном материале сложно выпустить приличную сопровождающую продукцию, которую будут с жадностью раскупать. Чайные сервизики от Мэри Джейн? Питер в свадебном костюме? Сюжет требовал финальной точки или же какого-то Апокалипсиса. Причем не локальной личной трагедии, которых было уже с десяток, а настоящая угроза аннигиляции всего любого. А чтобы герой не скучал – подбросить ему в помощники парочку приглашенных звёздочек. Как будто и без заезжих друзей у Питера было мало хлопот.

БАЛАГАН ИЛИ КОНЕЦ ОДИНОЧЕСТВУ?

«Полагаться на другого – есть слабость для сильного, но сила для слабого», – гласит житейская мудрость. Впрочем, из любых правил всегда найдутся исключения. Паук, конечно, относится к классическим героям-одиночкам, но и ему без помощи друзей было бы тяжело справляться с трудностями. Кто-то поддерживает Питера Паркера в институте и его нелегкой работе фотографа, кто-то сражается бок о бок со Спайди. Причём, союзники порой приходят из приграничных вселенных. Блэйд, Каратель, Сорвиголова, Железный Человек, Люди Икс, Фантастическая Четверка, Капитан Америка – всё это удачные попытки зародить киновселенную Marvel задолго до самого появления данного термина.

Существует чёрная шутка, что в комиксах по-настоящему умерло лишь три человека. Баки, Джейсон Тод и дядя Бэн. Однако первых двоих уже вернули к жизни. Очередь за дядей Питера Паркера? Однако в 1994 году сценаристы смотрели на подобные сюжетные фокусы более консервативно. Потому Бэн, как и положено, погибает в попытке остановить преступника. Тётя Мэй пытается всеми силами подержать Питера, начинающего свой путь во взрослую жизнь. Она знакомит его с рыжеволосой фотомоделью Мэри Джейн Уотсон, главным любовным увлечением Паркера в сериале. Но даже эта влюбленность не исключала радостные размышления фрейдистов на тему латентного Эдипова комплекса у героя. Впрочем, это можно списать на некоторую инфантильность Паука. Действительно, молодой человек его возраста должен был давно съехать от родственников и обустроить штаб по борьбе с преступностью. Паркер же продолжает играть в шарады с тётей, лишний раз подвергая её опасности как со стороны криминального мира города так и стороны собственных неконтролируемых метаморфоз.

Учёба в университете откладывает свои отпечатки на круг друзей Человека-паука. Переживая неогенный кошмар, ему не раз приходилось обращаться за помощью к своим учителям. Одним из таких помощников становится Курт Коннорс. Пытаясь найти сыворотку для восстановления утраченных конечностей, доктор Коннорс в итоге превратился в жуткого монстра – Ящера. Питеру удалось справиться и обратить на время процесс мутации. Но состояние Курта оказывается далеким от стабильности. Результат – сценаристы при малейшем поводе транформируют его в гигантское земноводное, упрощённо иллюстрируя молодым зрителям дилемму Доктора Джекила. Справедливости ради стоит отметить, что именно Коннорс помог справиться Пауку с неогенным кошмаром и предупредил об опасности тесных отношений с симбионтом.

Другими друзьями от науки становятся Мария Кроуфорд, которая смогла вернуть Спайди человеческий облик после превращения в мега-паука, и Сергей Кравинов, русский учёный также известный под прозвищем Крэйвен-охотник. В противовес своему оригиналу (а в комиксах он считался одним из самых опасных врагов Паркера) анимационный Сергей представлен очередной жертвой неудачного эксперимента, последствия которого легко нейтрализуются с помощью чудо-антидота. Естественно, жизнь его ничему не учит и в итоге он применит звероэлексир на Марии – с благими намерениями, но схожими последствиями. Определенно, некоторым стоило бы поучиться у Алисы и не пить из подозрительных мензурок, даже если к ним приклеен ярлычок «Выпей меня».

С приглашенными звёздами дружба у Питера тоже не всегда складывалась гладко. Есть подозрение, что каждый залетевший на огонек шоу персонаж так и норовил надавать Пауку приличных пинков. Так, Росомаха не замедлил повесить похищение Зверя на нашего героя. Конечно, впоследствии всё разрешилось, но неприятный осадок остался. Да и Каратель придерживается достаточно варварского принципа – сначала делай, потом (если кто-то останется в живых) думай. Их прямые ломовые методы явственно противопоставляются детективным подходам Паука. Наглядный пример того, что силовое решение в любой ситуации не всегда является правильным.

Наверное, единственным другом, у которого не было боя с Пауком можно назвать Фелицию Харди. Поначалу Питер проявлял к ней любовный интерес, но со временем был вытеснен новичком в институтских стенах Майклом Морбиусом. Позднее Фелиция сама примерит маску супергероя и начнет бороться со злом как Чёрная Кошка. При этом её талантами восхищался сам Паркер, приглашая Кошку принять участие в Секретных войнах. Но, даже надев маску супергероини, Харди не потеряла интереса к Морбиусу. Собственно, последнее место, где её видели, был старинный замок, населённый вампирами всех мастей, в котором он сражалась вместе с Майклом и Блэйдом.

Нужно ли было такое количество дополнительных супергероев – вопрос спорный. Да, друзья нужны, без них с некоторыми проблемами Паркер не справился бы чисто физически. Плюсом идут простенькие выводы о необходимости дружбы. С другой стороны именно эти друзья подкидывали немало проблем, которые приходилось решать Пауку. Да и само по себе обилие персонажей в цветном трико начало приближаться к допустимому пределу, превращая происходящее в балаган. Сериал всё больше стал напоминать «Людей Икс», причём, впитав в себя его самую плохую черту – излишек героев, за судьбу которых не хочется переживать.

НА ПЕРЕКРЕСТКАХ МИРОВ

К началу пятого сезона сериала фантазия и чувство меры сценаристов пустились в совсем уж сомнительные пляски с американскими дензнаками. Желание выжать из франшизы максимум начало порождать таких сюжетных уродцев, что даже молодой зритель начинал крутить пальцем у виска. Вырвавшись из плена нью-йоркских улочек, Паркер очутился в совсем уж фантастических местах. Воспринимать всё происходящее с этих пор с серьёзным лицом стало решительно невозможно. Если по каким-то причинам вы пропустили эти примечательные серии в своем далеком детстве, и все ещё желаете сохранить любовь к «Spider-Man: The Animated Series», убедительная просьба – держитесь подальше от пятого сезона. Для этого есть три причины, но поверьте, даже одного загнутого пальца хватило бы, чтобы поставить крест на дальнейшем существовании сериала.

Причина за номером один – посещение Паркером матушки России с повсеместно победившей демократией (на дворе уже стоял 1998 год и, естественно, одна шестая часть суши вовсю наслаждалась плодами капиталистического уклада), а затем и стычка на крыше Чернобыльской АЭС. Да, вы не ослышались, храм Василия Блаженного, обязательное «товарищ», комиссар Краков, по горло сытый «этой вашей демократией», и аутентичные письмена на зданиях в духе «POLICIЯ». Ушанок, медведей и матрёшек в прямой видимости обнаружить не удалось, но и без них серьёзно воспринимать сей клюквенный морс было невозможно. Легендарные герои, родители Паркера, фамильная честь – всё это меркло в потоке несуразиц, связанных с клишированными представлениями о далёкой и непонятной родине Тетриса. Причём, чем сильнее сериал старался быть серьёзным, тем более нелепыми и картонными казались декорации. Не «Красная жара», конечно, но, определенно, где-то около (хотя по ощущениям это скорее «Золотой глаз» бондианы).

Загибаем второй палец – Секретная война. Если задуматься, Секретная война ещё на стадии комикс-прототипа казалась достаточно бестолковой деньговыжималкой. Закинуть всех минимально значимых героев и злодеев на цирковую арену неизвестного измерения и наблюдать за гладиаторскими боями разной степени тяжести – удовольствие, мягко говоря, сомнительное. Зато читатель вынужден будет покупать на пару журналов больше, чтобы разобраться в сюжетных хитросплетениях. Да и игрушки можно штамповать вагонами, благо конкурирующие фирмы наглядно доказали, что это дело весьма прибыльно. В результате самое незаметное для жителей Земли событие становится ключевым для команды супергероев (например, Человек-паук получает свой симбиотический костюм, который, вот незадача, уже успел нарисоваться в мультфильме).

Но то, что выглядит хорошо на бумаге, не всегда сияет на экране. Глобальное событие вселенной Marvel сценаристы попытались втиснуть в рамки трёх серий, при этом выдвинув на передний план фигуру Паркера. Не то чтобы до этого он слишком отличался талантами полководца, но перед Великой Битвой (именно с такой долей пафоса), нужна подобающая тренировка. В помощь герою позволено взять кого-нибудь из иксменов, Фантастическую четверку полным составом, Капитана Америку и Железного Человека. По другую сторону баррикад окопались Ящер, Алистер Смайт, доктора Дум, Осьминог и Красный Череп. В этот момент все заверения Сэмпера о том, что каждый персонаж мультсериала должен иметь приличную историю и мотивацию, а не выскакивать, как чёрт из табакерки, разлетаются, будто карточный домик под действием промышленного вентилятора. Мало того, что нам высыпают пригоршню солдатиков, половину из которых мы видим впервые. Так еще «финальный босс» оказывается заезжим актером из совершенно другой франшизы. Собственно к Доктору Думу и относятся основные претензии. Ведь если авторы уже сотни раз отступали от канона, что мешало во главе злодейского пантеона поставить одного из врагов Человека-паука? А самое забавное, что это была не более чем прелюдия к совсем уж сумасшедшим Паучьим войнам. Паук – герой, Паук – злодей, Паук – Железный Человек, просто человек, сыгравший Паука, и ещё с десяток вариантов на тему. Тут у любого случится непроизвольный приступ арахнофобии.

Ну и, наконец, третий повод для негодования – внезапный конец сериала. Что бы вы хотели увидеть в финале славной победы в Паучьих войнах? Следуя логике рыцарских романов, здесь должна была появиться девушка, с улыбкой намекая на простое семейное счастье для нашего героя. Уходит ли это желание во времена рыцарских поединков, когда улыбка девы была лучшей наградой за победу на турнире, или же тут сказывается возрастные переживания зрителя, который только-только начинает вступать в бурную реку взаимоотношений, не так уж важно. Важно то, что вместо миловидного личика фотомодели, нам подсунули усатую физиономию Стэна Ли. «Привет, вы меня нарисовали, и вот я здесь». Символизм бьёт фонтаном через край, да только не всем пришлась по вкусу такая награда.

ПОСЛЕ ФИНАЛЬНЫХ ТИТРОВ

На самом деле финал сериала оказался для многих неожиданностью. И в первую очередь для самих создателей. Контракт был подписан на 65 серий, но ориентируясь на успех шоу, авторы строили планы ещё на один-два сезона. Однако из-за разногласий с Арви Арадом Маргарет Лосч, занимавшая в то время должность президента Fox Kids, решила закрыть проект, запустив неофициальное продолжение в виде «Spider-Man Unlimited». «Непобедимый Человек-паук» не имел никаких точек соприкосновения с сериалом Сэмпера и предлагал вместо привычного Нью-Йорка Анти-Землю, населенную зверолюдьмии, в придачу, порабощённую Высшим Разумом. Стоит ли говорить, что сей трэш продержался не более одного сезона? Ну и разумеется, многие сюжетные линии оригинального сериала так и не получили своего логического завершения.

Нужно ли об этом жалеть? Отчасти. Копаясь в черновиках сценариев невышедшего шестого сезона и обрывках интервью с Джоном Сэмпером, можно найти немало интересных вещей. Давая себе ясный отчёт, что карнавал супергероев отчаянно затянулся, авторы решили внести корректировки в костюмы актёров и декорации. Для поиска исчезнувшей Мэри Джейн Спайди пришлось бы в любом случае покинуть любимый город, и вить свою паутину на просторах викторианской Англии. Естественно, старые враги примеряли бы на себя образы экстраординарных личностей. Например, Карнаж шастал бы улицам туманного Альбиона с хирургическим скальпелем в руке, планомерно сокращая поголовье девиц, не обремененных тяжестью поведения. В кого бы переродились остальные антагонисты, Сэмпер умалчивает, но определенно, личности получились бы более чем фактурные.

Со временем скачки по эпохам выродились бы в путешествие по значимым событиям в жизни Паркера, шаг за шагом приближая его к светлому новому вчера, с выходом в настоящее. К чему бы привели подобные квантовые скачки предположить сейчас трудно. Возможно, сработал бы эффект бабочки, и сценаристы со спокойной совестью переписали бы биографию Паука. Правда, тут вставала бы одна морально-этическая неувязка. По факту, Питеру пришлось бы по второму разу переживать трагедии своих прошлых ошибок, а значит получить очередную порцию испытаний. Учитывая, что Мадам Паутина в конце пятого сезона обещала герою суперплюшку за подвиги, подобное построение сюжета выглядело бы, мягко говоря, обманом. Впрочем, один усатый водопроводчик, вообще самозабвенно зачистил бессчётное количество замков, прежде чем найти принцессу, и ничего, никто не жаловался. Для пущего веселья обещали подвезти Жука, Призрачного Гонщика и Пуму. Скорее всего вернулся бы Норман Озборн, все сильнее сливаясь со своим прообразом из комикса. А вот на появление Песочного Человека было наложено табу. Да-да, Кэмерон всё ещё лелеял надежду на полноценный фильм о Человеке-пауке.

На самом деле сама по себе идея вторичного выбора в ключевых моментах жизни не так уж плоха. Она в очередной раз показывает важность каждого шага. Выбор, сделанный в спешке, может коренным образом изменить вашу жизнь, поэтому нужно подходить к этим шагам взвешенно. Если уж взмах крыльев бабочки способен вызвать ураган, что уж говорить о более серьёзных действиях. А вот задумка с прыжками через эпохи кажется достаточно сомнительной. Нет, безусловно, на этом поприще можно найти интересных представителей, например Геймана с его серией «1602» или нуарную линейку, но на стадии концепта подобный сюжетный твист кажется очень спорным. Паркер в синих панталонах и с саблей в руке? Спасибо, нам хватило слияния с симбионтами и Секретных войн.

Впрочем, сам Сэмпер считает, что финал сериала получился очень эффектным в своей абсолютной завершенности. Паркер встречается со своим создателем, беседуя с ним практически на равных. Человек обрел веру в себя и встретился со своим творцом для того, чтобы сказать: «Эй, я чего-то добился в своей жизни. Ты приготовил для меня сотни испытания, но я вышел победителем. И пусть моя сила не так велика, как твоя, я чего-то стою в этом мире». Маленькая победа, шаг к своей сущности, способность смотреть без страха в будущее. Это – вершина, пик человеческих возможностей и желаний. После такой встречи всё остальное кажется простым и решаемым. Это знак, которого многие ждут всю жизнь. Да, теперь ты свободен – действуй, живи, побеждай.

Но в этом эпизоде есть одна маленькая проблема, сводящая практически на нет все усилия автора. Зритель в силу своего возраста ещё не готов оценить масштаб задумки и аллегоричность всего происходящего. Да, в одном из параллельных миров живет автор комикса о тебе. Да, возможно все твои приключения не больше чем кусок целлулоидной пленки или стопка цветастых листков на столе. Ты уперся головой в потолок, и что же? В своем мире ты герой, ты свободен, и мало ли что думают о тебе остальные. У тебя здесь и сейчас есть миссия – спасти девушку, отгородить ее от бед, и эту миссию ты пока что проваливаешь. Есть шанс, что в своих странствиях ты добьёшься успеха, но никто не может знать наверняка. И финальные титры лишний раз напоминают о твоём поражении. Ты выиграл сражение, но способен ли победить в войне? А дети (да и многие взрослые) очень не любят подобных неопределенностей. Только «и жили они долго и счастливо» и никаких компромиссов.

***

Кто бы что ни говорил, но 65 серий более чем достаточно для анимационного сериала формата «Человека-Паука». Он закончился ровно в тот момент, когда создатели достигли пиковых показателей усталости. Всё, что они хотели сказать, они уже сказали. Максимум что они могли сделать – заселить Нью-Йорк новыми мутантами. Но для этого нужно было бы начинать новые сюжетные ветки, прописывать новые биографии, прорисовывать новые связи. По факту это бы привело к самоповторам или смене формата. Супергеройское подростковое шоу превратилось бы в нудную мыльную оперу, не способную привлечь новых зрителей. Эскалация насилия вышла на максимальный уровень, и новые опасности, которые можно поставить в один ранг с предыдущими, пришлось бы изобретать очень мучительно. Поэтому, ударившись головой о потолок своих возможностей, авторы помахали на прощание ручкой. Да, ближе к концу сериала сценарий начал отдавать форменным бредом. Да, финал получился излишне пафосным, и не совсем соответствовал ожиданиям. Но в конечном итоге это была история Сэмпера, а не наша. И он поставил такую точку, которую считал нужной, подарив нам один из лучших сериалов о Человеке-пауке. Не верите – спросите у поколения, выросшего в 90-е. И если при виде стикеров с кадрами того сериала, они не просияют счастливой улыбкой, знайте – у них не было радостного детства.

Константин Большаков
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 1 пользователь(ей), 73 гость(ей) : Игорь Талалаев
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio