Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Общие / Люди говорят / На небольших экранах: Август 2018
Автор: 3 шт.Дата: 31.08.2018 23:18
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Трагикомедия и антиутопия. Стивен Спилберг и Жан-Люк Годар. Вьвьен Ли и Марлон Брандо – эти фильмы смотрели в редакции, не выходя из дома.


Предпочитаете смотреть фильмы в скромном одиночестве, либо в близком кругу у себя дома, а не в кинотеатре? Не знаете что бы эдакого посмотреть? Мы подскажем.



Любовь Литовченко:

В сезон летних отпусков, когда так хочется сесть в самолёт и улететь навстречу приключениям, отличным выбором для домашнего просмотра становится фильм Стивена Спилберга «Терминал», в котором герой Тома Хэнкса Виктор Наворски, поначалу едва говорящий по-английски, отправляется в Нью-Йорк, чтобы исполнить мечту умершего отца и взять автограф у известного джазового исполнителя. Увы, Виктор становится жертвой бюрократического кошмара – во время полёта на его родине Кракожии происходит государственный переворот, и по прилету в аэропорт Джона Кеннеди он оказывается человеком без паспорта и гражданства. Виктор не может пройти паспортный контроль и въехать в США, но и вернуться назад тоже не может, так как все обратные рейсы отменены. Наворски вынужден остаться в транзитной зоне терминала и ждать, пока не будет принято решение о его въезде в США или не возобновят рейсы на его родину.

Трагикомедия о маленьком человеке, ставшего жертвой непродуманности визовой системы, сцена за сценой подкупает зрителя добротой и находчивостью главного героя. Постепенно Виктор учит английский, заводит друзей и втягивается в ежедневную рутину терминала, созданного Спилбергом как маленький мир, живущий по своим правилам и законам, где, совсем как в Нью-Йорке, находящегося прямо за его дверями, постоянно что-то происходит. Наблюдая за тем, как Виктор приспосабливается к жизни в терминале аэропорта, помогает людям и зарабатывает деньги, несмотря на старания начальника терминала, который считает Наворски досадной бюрократической ошибкой и потому всячески старается от него избавиться, сложно не согласиться, что жизнь – это действительно ожидание. Ожидание рейса, важного решения или встречи с небезразличным тебе человеком становится не таким тяжелым, если у тебя есть друзья, на помощь которых можно рассчитывать. Оставаться порядочным человеком и быть честным с собой и с другими людьми – вот один из важных уроков, которому учит история Виктора Наворски, застрявшего в терминале аэропорта в ожидании своей судьбы и меняющего судьбы других людей.



Александр Колесников:

В достаточно консервативном жанре антиутопии ныне весьма сложно придумать нечто по-настоящему свежее. Что говорить, если набравший значительную популярность сериал «Рассказ служанки» базируется на произведении тридцатилетней давности. Но знать и примерно ориентироваться в законах, по которым существует пропитанный пессимизмом и беспощадной прозой дня жанр, не значит зачехлять в истории выдающиеся примеры воплощения на экране вечных сюжетов. Тем более что «Альфавиль» Жан-Люка Годара – не экранизация конкретного произведения, а компиляция основных принципов Джорджа Оруэлла, Евгения Замятина, Рэя Брэдбери и Олдоса Хаксли – ещё и облаченная в ироничную, пародийную форму. Не будем забывать, что начало шестидесятых среди прочего – зарождение моды на шпионские боевики с их лёгкой, увлекательной, динамичной стилистикой. Соответственно, и главный герой, прибывший с секретным предписанием в тоталитарный Альфавиль – это такой агент 007 «секонд-хэнд». Он поистрепался от дел государственной важности, но не утратил привычки обстреливать дверной проём, чуть только нарисуются в нем посторонние.

Лента Годара вышла на волне интереса кинематографистов французской «Новой волны» к антиутопии. И в сравнении с экранизацией «451 градуса по Фаренгейту» Франсуа Трюффо отличается обособленным сюжетом, а также наличием авторских находок. Чего стоит только градация женского персонала – «соблазнительница 1 (2, 3, любой) категории»! В ту же корзину причудливая манера завершать разговор скороговоркой «хорошо, спасибо, пожалуйста» и расстрел инакомыслящих в бассейне – под торжественные марши. Характерная деталь: всем в Альфавиле заправляет человек с фамилией Носферату, списанный с реального нацисткого учёного Вернера фон Брауна. Этот субъект не пригодился на родной планете, зато стал царём и богом на чужой, приняв на себя роль Старшего Брата. Легко домыслить остальное, для чего вовсе необязательно перелопачивать антиутопические романы. Шарм картины – истинно французский, и по-другому быть не могло, ведь Годар снял в главной женской роли собственную жену, в отношениях с которой наметился разлад. Одной этой детали достаточно, чтобы опознать в «Альфавиле» несомненную авторскую заинтересованность, а уж про то, какое изобилие фильм предоставляет любителям отыскивать аллюзии и отсылки, даже упоминать излишне. Лучше увидеть. Это настоящая, крутая классика, знать которую строго желательно.



Константин Большаков:

Над бедным кварталом Нового Орлеана постоянно плывёт какой-нибудь мотив. Здесь живут простые рабочие семьи. Ссорятся, мирятся, напиваются, дерутся, громко хлопают дверьми и страстно целуются. Они не хватают звёзд с небес, но их маленького счастья более чем достаточно, чтобы как-то переждать жаркий день или перетерпеть дождливую ночь. И именно сюда трамвай доставил бывшую учительницу английского языка Бланш Дюбуа. Сейчас у неё временные трудности, но сестра Стэлла обязательно приютит её у себя, с пониманием прижмёт к сердцу и одарит очередной порцией жалости. Однако мужу Стэллы – Стэнли Ковальски новая соседка с её театральными ужимками определённо не по нраву. Нет, конечно, он постарается вытерпеть её присутствие, но обязательно наведёт справки о личной жизни Бланш, благо спрятать там можно добрый десяток скелетов.

Чаще всего экранизации пьес выходят излишне камерными. Не удалось избежать этого и ленте «Трамвай "Желание"» 1951 года. История практически заперта в пределах одного дома, и камера, словно с неохотой, шествует за героями в близлежащие кабаки. В этих картонных декорациях, лёгких, словно китайский бумажный абажур, разыгрываются совсем уж нешуточные страсти. Правда, кодекс Хейса, регламентирующий, что можно пускать на экран, а что – нет, сгладил некоторые острые углы гомосексуальной тематики и тем самым лишил логики и эмоциональной доминанты некоторые поступки главной героини. На передний план выходит противостояние мужчины в исполнении Марлона Брандо и женщины, сыгранной Вивьен Ли. Попытка охмурить мужа сестры очень быстро терпит фиаско. Стареющая учительница, идущая на любое ухищрение, лишь бы сбросить с лица пару лишних лет жизни, не может получить и сотой части той роскоши, к которой привыкла. И ей бы смириться, и попытаться найти себя в этом простом мире без полунамёков и излишней фальши, но ошибок было сделано слишком много. Ошибок, с которыми очень трудно примериться, каким бы сиропом из трагедий их не приправляли. Стэнли не из тех мужчин, которые дают своим соперникам (а они начинают открыто воевать за любовь и внимание Стеллы) хотя бы намёк на второй шанс. Сорвавшаяся с крючка рыба начинает биться с удвоенной силой.
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 25 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio