Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Другое кино / Зоопарк
Автор: Сергей ФоменкоДата: 12.11.2018 00:24
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Один из самых скандальных фильмов в истории Каннского кинофестиваля рассказывает о том, что слишком сильная любовь к животным может не довести до добра. Зато может – до мировой известности.


ЗООПАРК (ZOO)
2007, США, 75 мин.
Жанр: исторический, документальный
Режиссёр: Робинсон Девор
В ролях: Койот, Ричард Кармен, Джон Послен, Пол Эенхурн, Кеннет Пиньян (в документальных кадрах)

Говорят, что наступит день, когда эту картину смогут назвать самой скандальной в истории Каннского кинофестиваля. Впрочем, тому есть сомнения: поскольку даже говорили об этом фильме за последние годы крайне мало. По-прежнему есть вещи в нашей культуре, застывшие на хрупкой грани свободы и запрета, которая поддерживается их необъяснимостью ни в юридическом, ни в клиническом языке. Во всяком случае, фильм Робинсона Девора «Зоопарк», который по сметливому предположению жёлтой прессы, должен был сразить жюри фестиваля «оргиями зоофилов» показал зрителям нечто совсем иное.

Запрет всё же взял верх: два года спустя, принимавший участие в съёмках фильма кинооператор Джеймс Тейт, снимавший сексуальную связь Кеннета Пиньяна с конём, был подвергнут судебному преследованию за распространение видеопродукции, кодифицированной как порнографическая. Событие стало частью общего оживления юридической практики Соединенных Штатов, которая поспешно стала вводить законы для явления, которое существовало с незапамятных времен, но лежало за пределами юридических кодов.

Итак, зоофилия… Как случилось, что при обилии историй (чаще неправдоподобных) и шуток (как правило, непечатного содержания), мы ничего об этом не знаем? Помимо исследований сексолога Ханны Милетски, которые, к сожалению, малоизвестны и не переведены на другие языки (и в ближайшее время едва ли будут переведены), сексуальные отношения с животными остаются царствием легенд и домыслов. За тридцать лет до съёмок «Зоопарка», в лентах итальянского режиссёра Альбрето Каваллоне, особенно в «Мужчине, женщине и звере», скотоложство воплощается в фантазмах бессознательного, которые предстают оргией распадающегося символического пространства одного посёлка. В свою очередь, Девор переходит от фантазмов к реальности, отталкиваясь от вполне реальной и достаточно печальной истории, и тем оставляет далеко позади любые изыски фантазий Каваллоне и режиссёров вроде Валериана Боровчика или Хорхе Малина.

2 июля 2005 года в американском штате Сиэтл человек под псевдонимом Mr. Hands проник с группой друзей на коневодческую ферму с целью вступить в половую связь с лошадьми. Поначалу успешная игра завершилась трагедией: Мr. Hands после пассивной коитуса с маститым жеребцом по прозвищу Булзай (по-русски игриво-несерьёзно «Яблочко», поэтому даже в фильме жеребец был переименован в «Койота») почувствовал себя плохо, но попытался скрыть свое состояние, испугавшись разоблачения. Решение стало фатальным: когда друзья незадачливого зоофила всё-таки обратились в больницу, оказалось, что уже слишком поздно. Mr. Hands скончался от разрыва прямой кишки, чем обрёк свою гибель на попадание в номинацию нелепых смертей «премии Дарвина» и предметы чёрного юмора («Вот зверский секс: конь кончил – зоофил лопнул», – шутили американские комментаторы; «Умереть “от коня своего” умеют не только легендарные русские князья», – вторили им русские интеллектуалы). В свою очередь, самого коня событие привело к кастрации, а история обрела широкую и скандальную огласку, обернувшуюся позором для её участников и общественной дискуссией, охватившей не только Соединенные Штаты.

Девор в своей картине даёт право голоса осуждённой стороне (впрочем, и осуждающей тоже), непонятному и странному, а потому пугающему для общества маленькому сообществу зоофилов. Заявленный как документальный, «Зоопарк» таким в полной мере не является. Под голоса записанных (подлинных) интервью участников событий, части из которых в отличие от Джеймса Тейта, удалось сохранить инкогнито (под псевдонимами), разворачивается масштабная реконструкция предшествующих случившемуся дней вперемежку с панорамными кадрами провинциальной Америки.

Под прозвищем Mr. Hands, как выяснилось, скрывался 45-летний авиационный инженер Кеннет Пиньян, что заставило всех консерваторов ужасаться (да, да, наши самолеты собирают зоофилы!), а всех прочих искать причины столь странному влечению к животным в его биографии. Фильм так и не даёт однозначного ответа, касающегося личности самого Пиньяна, хотя пытается приблизиться к нему в описаниях рефлексии самих зоофилов, их общения с Пиньяном и их же попытках примирить свое необычное увлечение с собственным мировоззрением, отношениями с близкими и даже – с религиозными убеждениями (да, да, зоофилы – тоже верующие).

Эта рефлексия продолжается и по сей день. В частности в общественных выступлениях немецкого движения «Зета» («Зоофилы за толерантность и информированность») и их отчаянного лидера Михаэля Клока, добивающегося отделения понятий зоофил от представлений о неизбежном насилии над животными. Зоофил, по мнению Клока, в первую очередь, не зоосадист: эмоциональная связь таких людей с животными исключает саму возможность насилия. А секс? Как повествуется в картине Девора, в принципе коню не так важно, кто под ним. Кратко очерчивая методику зоофилов, голоса в фильме Девора рассказывают, что животное подманивается специальным феромоном, но никогда не принуждается к соитию. Об этом же писала в своих малоизвестных исследованиях Милетски, чьи книги выросли из общения с необычным пациентом, который нежно любил свою семью – жену и детей, но все равно не мог отказаться от тайных встреч с окрестными собаками, которых он подкармливал (и не только). Причём собаки вроде бы не возражали.

Ещё раз подчеркнём, что картина Девора на Каннском кинофестивале в 2007 году оттеснившая с эпатажного пьедестала даже не менее скандальную, запрещённую в России политическую ленту Антона Некрасова «Бунт. Дело Литвиненко», снята предельно невинно. Самая провокационная сцена – отрывок из по сей день гуляющей по сети видеозаписи Тейта, снимавшего секс Пиньяна с жеребцом, показана очень отдалённо на экране телевизора, который смотрят герои в одной из сцен. Даже эпизод медицинской кастрации Булзая в финале является более пронзительным.

Зато в «Зоопарке» много по-настоящему красивых панорамных съёмок, словно бы подчёркивающих удивительное разнообразие мира, а, следовательно, и разнообразие природы человека. Тем самым Девор подводит зрителя к ключевой идее картины. Изначальным названием «Зоопарка» было «In the Forest There Is Every Kind of Bird» («В лесу есть всякая птица»), что являлось своего рода метафорой бесконечного разнообразия людей. Как прокомментировал отечественный критик, раз человек человеку, может быть, и зверь, то и со зверем теперь уже всё можно. Более того, всегда так было – просто говорили мало.

А вот истинными чудовищами в фильме оказываются как раз те глашатаи окружающего общества, которые сочетают требования запрета зоофилии с собственным нездоровым любопытством к ней (и прочим чужим увлечениям), тем самым превращая мир в свой огромный, болезненный зоопарк.

Чего хотят сами зоофилы? По мнению Девора, пускай и временного, но освобождения от давящих социальных условностей, превращающихся в гнетущие неврозы. Хотят выхода в мир чистого бессознательного на лоне жизни животных, с которыми их объединяет не только сексуальная, но, по словам одного из героев картины, и эмоциональная связь. Просто «выпустить пар», не перешагивая грани, за которыми неизбежно следует насилие. Следуя желанию спастись от скрытого насилия в самом обществе. А потом можно возвращаться обратно – к своим семья и детям. Настоящие зооромантики, как сегодня любят называть себя последовали Михаэля Клока или сторонники взглядов Ханны Милетски, никогда не допускают страдания животных, которых в традиционном обществе эксплуатируют и убивают тоже вполне традиционно и часто.

В итоге в своей английской версии на фестивале картина получила название «Zoo», что может быть и началом слова «Зоофил», и слова «Зоопарк» (по-английски одинаково: «Zoo»). В русском такая игра слов, к сожалению, теряется. Однако вольный перевод (а перевод подобной ленты в России мог быть только вольным и пиратским) нашёл свое удачное решение, подобрав под начальные титры песню группы «Гражданская оборона» – «Мы все уйдём из Зоопарка».

Звучит как некий посыл мечты об обществе, где каждый может быть самим собой. И это касается не только зоофилов. Поэтому хочется верить, что когда-нибудь на самом деле мы все уйдём из зоопарка.

Сергей Фоменко
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 30 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio