Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда
Автор: Г. Гусев, С. ПрудниковДата: 16.11.2018 20:20
Разместил: Геннадий Гусев
Комментарии: (0)

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ТВАРИ: ПРЕСТУПЛЕНИЯ ГРИН-ДЕ-ВАЛЬДА (FANTASTIC BEASTS: THE CRIMES OF GRINDELWALD)
2018, США-Великобритания, 134 мин.
Жанр: фэнтези, приключения
Режиссёр: Дэвид Йейтс
В ролях: Эдди Редмэйн, Кэтрин Уотерстон, Дэн Фоглер, Джуд Лоу, Джонни Депп, Зои Кравиц, Элисон Судол, Эзра Миллер

МНЕНИЕ ЗА:



В прошлом году книжному циклу о Гарри Поттере исполнилось двадцать лет. Первый фильм о знаменитом волшебнике увидел свет в 2001 году. Многое с тех пор изменилось: как в кинематографе, так и в реальном мире. Ритм жизни многократно ускорился, глобализация продолжила своё развитие семимильными шагами, завоевали популярность кинокомиксы, наступила эра цифрового кино. Вышедший два года назад спин-офф франшизы о «мальчике, который выжил» собрал в прокате внушительную кассу и получил в целом положительную прессу. Сценарий к ленте написала сама Джоан Роулинг – автор оригинальных романов. Сохранила за собой пост англичанка и в продолжении, сюжет которого сконцентрировался на персоне Геллерта Грин-де-Вальда – могущественного тёмного мага, представляющего огромную опасность для всего мира.

Когда в результате побега (напомним, в финале предыдущего фильма злодей оказался под стражей) Грин-де-Вальд (Джонни Депп) оказывается на воле, об этом тотчас узнают в Англии. Преподаватель Хогвартса – школы Чародейства и Волшебства, – один из самых сильных чародеев своего времени Альбус Дамблдор (Джуд Лоу) посылает магозоолога Ньюта Саламандера (Эдди Редмэйн) в Париж – место, где, согласно слухам, обосновался сбежавший злоумышленник. Там Ньют встречает мракоборца из США Тину Голдштейн (Кэтрин Уотерстон), к которой он испытывает романтические чувства, и своего американского товарища, не-мага Якоба Ковальски (Дэн Фоглер). Все вместе они должны опередить Грин-де-Вальда и найти Криденса Бэрбоуна (Эзра Миллер) – Обскура, обладающего невероятной неконтролируемой разрушительной силой и способного сыграть решающую роль в противостоянии добра и зла.

Режиссёром проекта выступил британец Дэвид Йейтс, первым фильмом которого в киновселенной о приключениях юного волшебника стала пятая картина серии. С тех пор прошло одиннадцать лет, кинематографист успел поработать над четырьмя лентами франшизы, а также поставил первую часть «Фантастических тварей». И если первые опусы Йейтса были приняты общественностью с ощутимой прохладцей, то уже заключительная постановка о сражении Волан-де-Морта и Гарри Поттера заставила изменить мнение об англичанине. Сиквел «Даров Смерти» оказался по-настоящему увлекательной и профессионально сделанной работой, за которой чувствовалась душа. С таким же подходом кинематографист подступал и к «Преступлениям Грин-де-Вальда».

Если Поттериана была историей взросления, с течением времени превратившейся из детской прозы в настоящий готический роман, то «Фантастические твари» – предвестник надвигающейся бури. В фильме имеются аллюзии на Первую и Вторую мировые войны. Тревожное настроение подчёркивается поведением Грин-де-Вальда (долгожданная творческая удача Деппа!), вскрывающимися то тут, то там древними секретами и напряжённой атмосферой предстоящего катарсиса. Кроме того, полотно прочно соединяет повествовательную линию с исходными трудами Роулинг (сцена в Хогвартсе вполне может пробить поклонников на слезу), при этом оставаясь самостоятельным произведением.

В ленте много персонажей и сюжетных линий; заготовленные авторами твисты заставляют внимательно следить за происходящим – возможно, чуть более внимательно, чем это вынуждает делать среднестатистический современный блокбастер. А те самые фантастические твари вплетены в сюжетную канву словно бы искусственно. Они умиляют и действительно оказывают воздействие на сюжет, однако нередко оказываются роялями в кустах.

Но, вероятно, картина может похвастаться визуальными изысками? С одной стороны, да. Поединки в небе и на земле выглядят захватывающими, воссозданный в интерьерах студии «Ливсден» Париж начала прошлого столетия завораживает, а платья женщин и наряды мужчин заставляют с придыханием сожалеть, что мы не живём во времена «Золотых двадцатых». С другой стороны, за внешним лоском сложно разглядеть режиссёрскую руку. Нет, Йейтс набрал опыта и солидности, но «Преступления Грин-де-Вальда» – в первую очередь продюсерский продукт; он немного отстаёт от лучших образчиков жанра и теряет при этом свою индивидуальность. Тем не менее, в фильме есть всё, чтобы понравиться молодому зрителю: интригующая история фамильных тайн, дружбы и противостояний, крепкие режиссура и актёрская игра, по-хорошему глупые гэги и шутки, а также красочный видеоряд и зрелищные экшн-сцены.

Геннадий Гусев



МНЕНИЕ ПРОТИВ:



Франшиза «Фантастические твари», первый фильм которой вышел два года назад, должна была вернуть зрительский интерес к волшебному миру Джоан Роулинг, заполнив белые пятна магической истории новыми приключениями в знакомых декорациях. Благо, мир, придуманный мадам Роулинг, достаточно богат сам по себе и не ограничивается одними лишь книгами о Мальчике, который выжил. После запуска в сети Интернет официального веб-сайта Pottermore у Джоан Роулинг появилась возможность дополнять историю волшебного мира новыми фрагментами. Для поклонников её творчества подобные милые детали, вроде любимого блюда Альбуса Дамблдора или краткой биографии второй сестры троюродной тетушки персонажа, мелькнувшего на задворках одной из книг, – приятный бонус. И в какой-то момент, мадам Роулинг решила триумфально вернуться к истории, которая сделала её миллионером, написав сценарий к фильму на мотивы – внимание! – учебника магозоологии, по которому учились в Хогвартсе Гарри Поттер и его товарищи. Впрочем, как позже выяснилось, фантастические существа, вынесенные в титул, играют в сюжете хоть и не последнюю роль, но всё же не главную, а новая франшиза решила раскрыть историю магического мира до рождения Гарри Поттера и восхождения Волан-де-Морта.

Первая часть «Фантастических тварей» расширяла границы придуманного Роулинг мира, показывая быт и нравы волшебников Америки 20-х годов ХХ века. Не обошлось и без отсылок на франшизу о Гарри Поттере, но их было в меру, и зрителю, не смотревшему до этого ни один фильм поттерианы, сюжет «Тварей» был понятен. Однако то ли госпоже Роулинг захотелось теснее сблизить два своих сериала, то ли жадным продюсерам захотелось большей коммерческой прибыли, но «Преступления Грин-де-Вальда» в разы активнее использует фансервис, и делает это на удивление топорно, даже беря во внимание тот факт, что сценарий писался самой Роулинг. Сиквел довольно бесцеремонно заходит на территорию устоявшегося канона и ломает его так, что обесценивает многое из того, что было рассказано в книгах и показано в фильмах ранее. Словно, сама Джоан Роулинг решила, что ей как автору и создателю сериала позволительно изменить правила игры и переписать некоторые факты, на которых сама же настаивала в прошлом.

То, что являет собой «Преступления Грин-де-Вальда», очень сильно напоминает ситуацию вокруг новых «Звездных войн», где попытки переосмыслить франшизу приводят к переписыванию истории героев. Не исключено, что зрители, которые знакомы с миром магии Роулинг только по фильмам, не заметят ничего радикально нового. Те же, кто читали книги о Гарри Поттере, которые выросли на них, обратят внимания, что события «Преступлений» полны противоречий. При этом сценарий фильма перенасыщен огромным количеством ненужных деталей и персонажей, не играющих в сюжете никакой существенной роли. А взаимоотношениям между героями уделено столько экранного времени, что порой кажется, будто смотришь эпизод какой-то «мыльной оперы». В одной из невероятно длинных и скучных сцен герои просто собираются вместе и выясняют родство друг другу, вскрывают семейные тайны, – и всё это, в конечном счете, никуда не приводит. Вокруг главной интриги картины – происхождение Криденса – Роулинг выстроила настоящее нагромождение секретов, которое оказывается ну очень условным и притянутым за уши. Кажется, что Роулинг вдохновлялась пятым эпизодом «Звёздных войн» и захотела, чтобы у неё тоже была своя сцена типа «Люк, я твой отец!»

О режиссуре Дэвида Йейтса сказать что-то особенно трудно. Он всё так же заигрывает с тёмными фильтрами, превращая мир магии в какой-то неонуарный триллер. Каждый фильм франшизы, начиная с «Ордена Феникса», под руководством Йейтса превращался в этакую иллюстрацию к романам, лишённую какого-то авторского почерка. Видимо, это полностью устраивает саму Роулинг, для которой наличие карманного режиссёра – залог абсолютного воплощения её сценарных амбиций. Удивительно, как при всём при этом, получилось создать волшебные по своей атмосфере, сцены в Хогвартсе – пожалуй, лучшие во всем сиквеле.

Далее следуют спойлеры!

Необъяснимые изменения коснулись характеров песронажей. Пожалуй, больше всего пострадала любимица зрителей – легилимент Куинни Голдштейн (Элисон Судол), которая в первой части предстала в образе наивной, но безгранично доброй и отважной ведьмы, влюбленной в маггла. В сиквеле из миролюбивой Куинни зачем-то сделали неуравновешенную психопатку, держащую под чарами любимого человека и способную переметнуться на сторону врага без видимой на то причины. Вообще, финальное объединение Куинни и Грин-де-Вальда – один из самых спорных и дурацких сюжетных поворотов, какой только можно выдумать. Как может читающая чужие мысли ведьма проникнуться идеями мирового господства, которые подразумевают порабощение магглов, одним из которых является ее суженый? Как бы складно и убедительно не декламировал свою предвыборную кампанию Грин-де-Вальд, Куинни должна была прочитать его мысли и знать, что Якоб при таком раскладе не выживет. Чем руководствовалась Роулинг, делая из такого положительного и яркого персонажа, сценарную функцию с неубедительной мотивацией – необъяснимая загадка.

О мотивации самого Грин-де-Вальда тоже есть что сказать. Джонни Депп бесспорно прекрасен в роли темного волшебника, и кто-то уже сравнивает его убеждения с убеждениями Таноса из киновселенной Марвел – мол, Геллерт дело говорит, его можно понять. Да только желание контролировать магглов, которые готовы развязать очередную войну, и спасти магический мир от её последствий, начиная свою собственную войну – так себе мотивация. При всем при этом, утонченные манеры Деппа в сочетании с вкрадчивыми речами делают персонажа крайне привлекательным и харизматичным. А вынесенные в подзаголовок преступления оказываются где-то за бортом повествования, не мешая влюбиться в этого мрачноватого альбиноса.

Несомненно удачным дополнением кастинга стал Джуд Лоу в качестве молодого Дамблдора, который раскрывается в «Преступлениях» все больше, как ловкий манипулятор, для которого жизни близких имеют меньшую цену, если на кону всеобщее благо. Таким Дамблдор предстал в «Дарах смерти», и это было интригующим развенчанием культа личности старого волшебника. И вот теперь мы видим Дамблдора, который так же, как в будущем с Гарри Поттером, манипулирует доверием другого своего ученика – Ньюта, чтобы сделать его руками то, на что ему самому не хватает силы. Пожалуй, в этом аспекте Дамблдор куда больший злодей, чем Грин-де-вальд и Волан-де-Морт вместе взятые.

На фоне второстепенных героев, как-то досадно блекло выглядят главные герои – Ньют Саламандер и Тина Голдштейн (Кетрин Уотерсон). Эдди Редмейн продолжает отыгрывать синдром Аспергера, а Кетрин Уотерсон могла бы сойти за предмет интерьера, если бы периодически не разговаривала. Дэн Фоглер тянет на себе юмористическую часть, из его Якоба упорно делают этакого взрослого Рона Уизли – бесполезного персонажа, с которым постоянно что-то приключается, и возвращение Якоба в сюжет после финала первой части выглядит как минимум надуманно.

Из всего сонма проходных персонажей, которыми богаты «Преступления Грин-де-Вальда» больше всего вопросов вызывает героиня Зои Кравиц Лита Лестрейндж, по которой сох весь первый фильм Ньют и для которой, как ожидалось, в будущих фильмах будет отведена не последняя роль. Создать вокруг персонажа столько интриги, наградить её драматической историей, а потом красиво, но бессмысленно вывести из сюжета – это странный поворот. Для чего вообще нужна была Лита Лестрейндж, если даже финальный твист с происхождением Криденса, обходит стороной её фамильное древо?

Впрочем, есть за что картину Йейтса и похвалить. Не беря во внимание спорный сценарий, фильм безусловно радует великолепным визуальным рядом и новыми представителями магической фауны. Здесь же мы впервые узнаем о маледиктусе – проклятом волшебнике, обреченном превращаться в животное, которым стала Нагайна (Клаудиа Ким). Переписывание происхождения Нагайны, любимой змеи и крестража Волан-де-Морта, тоже кажется сомнительным сюжетным ходом, но, в конце концов, Роулинг прежде не уделяла внимания тому, откуда взялась Нагайна, а от того её связь с будущим Темным Лордом становится даже более любопытной.

В целом, «Преступления Грин-де-Вальда» производят странное впечатление. С одной стороны, сиквел вышел более продуманным и зрелым, мы буквально ощущаем как усугубляется конфликт, который вот-вот должен выстрелить в полномасштабное противостояние, но с другой сюжет перенасыщен ненужными деталями и персонажами, он полон противоречий с ранними фильмами и от того создает огромные сюжетные дыры, которые в дальнейшем будет проблематично залатать. На данном этапе франшиза «Фантастические твари» больше напоминает паразитирование мадам Роулинг на собственной интеллектуальной собственности, нежели расширение киновселенной, о котором столько говорят. Слишком уж небрежно писательница относится к тому, что сама ранее напридумывала, демонстрируя не только неуважение к собственному детищу, но и неуважение к собственным читателям.

Сергей Прудников

В кинотеатрах с 15 ноября
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 30 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio