Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Animaniacs / Пярнопись
Автор: Константин БольшаковДата: 01.05.2013 20:48
Разместил: Константин Большаков
Комментарии: (0)
Камера лениво пробегает своим безразличным холодным взглядом по зеленовато-синим топям. Нужно обладать мужеством, достойным монти-пайтоновского безумца для того, чтобы основать государство в этих землях. Землях, четверть из которых, изранена болотами. Однако древние эсты, словно подтверждая свое прозвище «сыновья Земли», решили заселить именно этот уголок. Здесь достаточно суровый климат, и попытка выжить в таких условиях потребует немалых усилий. Но что это за странное сияние среди невзрачных кочек? Словно из ниоткуда в кадр врывается раскрытый канализационный люк. На дне колодца копошатся причудливые мультипликационные образы. Скажите, вы готовы, подобно Алисе, пролезть в кроличью нору и очутиться в стране чудес? В стране под названием «Пярнография».

Прийт Пярн, без сомнения, одна из культовых фигур мирового рисованного кино. Влияние его фильмов на национальную эстонскую анимацию сопоставимо с влиянием Роберта Саакянца на мультипликационные ленты Армении, или Александра Татарского на работы русских художников-аниматоров. С той лишь разницей, что у себя на родине Пярн считается настоящим героем, певцом свободы и бунтарем. Его работы становятся основами для докторских диссертаций, за его успехами внимательно следят соотечественники, в его честь открывают музеи, о нем снимают фильмы. К их числу относится и «Пярнография» - документальное полотно, созданное Харди Волмером. В нем, при помощи легких набросков, едва заметных штришков, рассказывается о превращении ребенка из бедной семьи, который и рисовать-то толком не умел, в икону карикатурно-сатирической мысли. Волмер не спеша скользит по важным жизненным точкам творческого пути Пярна, все глубже погружая нас в диковинный анимационный абсурд.

Название документалки, эксплуатируя фонетическую двусмысленность, отсылает нас к одноименному альбому карикатур, посвященному, как не трудно догадаться, женской наготе. Пярн с особым трепетом относится к изображению обнаженного женского тела. Его ленты пестрят откровенным эротизмом, через его фильмы прошло более сотни женщин. Но это всего лишь яркий пикантный кусочек в пестрой мозаике, складываемой эстонским мастером. Своим умением переворачивать привычные образы и символы с ног на голову, он превращает подзабытого и уже немодного Карла Маркса в накаченного супергероя, а безобидного на первый взгляд кролика в жуткое оружие по борьбе с диктатурой. И каждый персонаж его мультфильмов, наделенный по воле Волмера собственным сознанием, начинает спорить с художником, огрызаться, а иногда даже читать нотации. Все это пропитано раздолбайским духом летающего цирка, но Пярн с серьезным выражением лица заявляет, что сама идея скетчей, перемежающихся с анимационными вставками, принадлежит ему и его студенческим товарищам.


Структурно «Пярнография» напоминает дорожную историю. Старенький автобус, сыгравший ключевую роль в формировании личности Прийта, ползет то по улочкам и паркам Таллинна с обязательным посещением известной киностудии, то по дорогам Тапе, где провел свое детство художник. А на остановках подсаживаются анимационные герои. Герои - это своеобразный этап в жизни Пярна. И каждый несет свое цветовое решение, характерное лишь для этого периода, и каждый наделен своим уникальным символизмом. Но щедро разбросанные по ленте подсказки так и не превращаются в полноценные ключи. Пароли Пярна не удается взломать при первом просмотре. Вместо точных инструкций нам предлагают очередные шарады с сильнейшей мотивацией. «Мои фильмы не для всех, но понять их можно», - с хитрой улыбкой заявляет с экрана аниматор. Оставьте мешающую врожденную эмоциональность, эстонский народ склонен к холодному рассудительному анализу. И всего-то нужно - научиться мыслить образами.

Но действительно ли сложен Пярн, или это особенности эстонского менталитета? Маленькие страны не могут существовать в культурном вакууме. Подобно губкам они жадно впитывают наследие своих ближайших соседей, синтезируя свое индивидуальное видение мира. Обосновавшиеся между Европой и Россией, пережившие несколько последовательных волн оккупации, привыкшие положиться только на себя, эстонцы представляют собой обособленную систему. Здесь каждый – маленькая, но бездонная вселенная, замкнутое пространство, закрытый космос. Именно эту индивидуальную самобытность явственно подчеркивает в своих фильмах Пярн. И Волмер акцентирует внимание на этой особенности пярновской анимации.

А, тем временем, коллеги и ученики Пярна делятся впечатлениями о гротескных анимациях. Билл Плимтон восторгается их сумасшествием, Коджи Ямамура берет в качестве первоосновы неряшливость и примитивизм рисунка, Игорь Ковалев впитывает мрачную психоделическую эстетику деспотии. Прославленные имена мирового анимационного сообщества указывают на Прийта, как на своего учителя. Ребенок из простой семьи, так и не научившийся рисовать, он стал флагманом эстонского рисованного кино и навсегда вписал свое имя среди звезд. Аниматор, карикатурист, иллюстратор, и просто философ.

Лишь титры неумолимо бегут по экрану. Пятьдесят минут для величины подобной Пярну – это слишком мало. Эстетика «плохого кино» заслуживает более детальной проработки. Впрочем, этого достаточно, чтобы заболеть пярноманией и начать свои собственные поиски. Поиски смыслов, мироощущений, трактовок замысловатых образов, и, в конечном итоге, себя.



P.S. Все заинтересовавшиеся могут ознакомиться с "Пярнографией" здесь.
Нравится
Нет похожих страниц.
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 55 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio