Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Мыс страха (Cape Fear), 1991
Автор: Сергей ЛозовскийДата: 16.06.2012 19:18
Разместил: Олег Варнавский
Комментарии: (0)

ШУМ И ЯРОСТЬ

МЫС СТРАХА (CAPE FEAR)
Жанр:
триллер
1991, США, 121 мин.
Режиссер: Мартин Скорсезе
В ролях: Роберт Де Ниро, Ник Нолти, Джессика Лэнг, Джульетт Льюис, Джо Дон Бейкер, Роберт Митчум, Грегори Пек, Мартин Болсам

Месть — это блюдо, которое достают из холодильника, что твердо уяснил для себя Макс Кэди. Благо, у него было время остыть и отложить план расправы с адвокатишкой, подставившим его на суде, на целых четырнадцать лет. Сидя за решеткой, он научился читать, а научившись читать, прочел уголовный кодекс, полное собрание сочинений Ленина и «Так говорил Заратустра» Ницше, из-за чего сразу стал сверхчеловеком. А может, дело не в Ницше, а в том, что Макса анально насиловали четверо негров, потом четверо белых, потом снова четверо негров, благодаря чему он научился терпеть боль и накопил вволю злости, которую в полной мере затем излил на адвокатишку, кто знает. Суть в том, что, выйдя из тюрьмы, инфернальный ужас в лице Де Ниро начал изо всех сил терроризировать жалкое ничтожество в лице Ника Нолти, заставляя того отбросить профессиональное словоблудие и пробудить древние инстинкты пещерного человека.

Буквально за год до этого фильма Мартин Скорсезе снял замечательных «Славных парней», и что заставило его вскоре выпустить нечто столь невнятное и китчевое как «Мыс страха» — не ясно совершенно. Отличный актер Де Ниро отчаянно изображает неубиваемое зло в человеческом обличье, эдакого Рутгера Хауэра из «Попутчика»: ходит сквозь стены, безнаказанно убивает, не горит в огне и совращает малолетних. Только Хауэр был страшнее, ибо было непонятно, кто он, откуда и почему делает то, что делает. А сверхъестественные способности и наличие четкой мотивации при полном отсутствии моральной правоты превращает Макса Кэди в странную помесь Терминатора и Патрика Бэйтмана. Противостоящий же ему Ник Нолти видится трусливой истеричкой, и когда два противника выходят в финале лицом к лицу и начинают разбрасывать камни, понимаешь, что переживать особо не за кого, разве что за героиню Джессики Лэнг, которая к тому времени давно уже благополучно плачет в кустах.

Размытая мораль картины заставляет задаваться вопросом: а что, собственно, хотел сказать нам Скорсезе? О чем он вообще снимал? О том, что адвокат должен защищать своего клиента до последнего, даже если это такой подонок как Макс Кэди? Как-то неубедительно получилось, схожую тематику, например, куда изящнее решил Брэд Фурман в недавнем «Линкольне для адвоката». А может, это фильм о том, что неотвратимое наказание постигнет тебя за грехи твои тяжкие? Но причем тут тогда все эти невинно убиенные и покусанные по дороге, почему вершитель наказания сам по себе столь порочен, что никак не тянет на безжалостного судию? Нельзя сказать, что своим решением отправить Макса на нары, адвокат породил чудовище, ибо и до того тот не скрывал своей сущности, насилуя и избивая детей. Так что на выходе имеем самый что ни на есть обычный триллер с маньяком, но зачем тут эти долгие разговоры с дочкой адвоката про Керуака, причем тут постоянные библейские отсылки, почему столь утрирован главный злодей и столь бесхарактерен главный герой, понять невозможно вовсе.

Фильм болтается, как лодка без руля посреди бури, и крепкая режиссерская рука Скорсезе высококлассно снимает эту болтанку, но вот неумолимо приближаются титры, и все, что остается зрителю — это морская болезнь и чувство радости от того, что, наконец, все закончилось. Еще через четыре года после «Мыса страха» Мартин снимет «Казино», но ведь до этого 1995 надо еще дожить…

Сергей Лозовский
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 19 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio