Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Чтобы помнили: Расчленитель, 1999
Автор: Сергей ФоменкоДата: 26.11.2014 18:26
Разместил: Данил Вейдер
Комментарии: (5)
Есть фильмы, которые заслуженно помнят по сей день. А есть - которые не менее заслуженно забывают. Или не очень заслуженно.


РАСЧЛЕНИТЕЛЬ (KOLOBOS)
1999, США, 82 мин.
Жанр: ужасы
Режиссеры: Даниэль Лиатович, Дэвид Тодд Освирк
В ролях: Эми Вебер, Илья Волох

Лента, о которой пойдёт речь, вполне могла бы стать мостиком между ныне легендарными «Кубом» и «Пилой», но не стала. Однако, у нас здесь возможно все, поэтому исправляем эту несправедливость.

Как гласит одна старинная голливудская быль: как-то раз – на закате 90-х – один именитый американо-швейцарский гример Даниэль Лиатович и его приятель-сценарист Дэвид Тодд Освирк, насмотревшись на досуге итальянского кино, задались разумным вопросом: «А чем мы, собственно, хуже?» А поскольку оба были истовыми американскими гуманистами и, следовательно, смотрели у итальянцев только особо кровавые фильмы (главным образом, Луцио Фульчи), то и цель оказалась соответствующая. Взялись рыцари пера и мэйк-апа за камеру, искусственной кровью запаслись вдоволь, а на подмогу позвали украинского хлопца Илью Волоха и красавицу из Playboy Эми Вебер. Тут-то и понеслось...

В итоге появился на свет фильм с названием, напоминающим уже нашему отечественному большинству имя героя народных сказок. А более близкому к истине меньшинству с медицинским образованием – название глазного дефекта – «колобома» («расщелина»).

Итак, «Колобос» (также известен в русском прокате, как «Изувеченный» или «Расчленитесь», но мы предпочитаем называть его просто «Колобос») демонстрировал зрителю вполне бесхитростную историю про шестерку юных прожигателей жизни, решивших скоротать следующие три месяца этой жизни участием в экспериментальном фильме. А точнее реалити-шоу, сутью которого было их пребывание в шикарном особняке в Альпах под прицелом скрытых камер. К счастью для зрителя целых три месяца наблюдать чужое разгильдяйство в этот раз не пришлось, ибо ситуация разрешилась в первую же ночь. Оказалось, что помимо скрытых камер дом содержал в себе еще один пикантный бонус в виде особо устрашающего маньяка. Маньяк повел себя, как и любой опытный маньяк в подобной ситуации: последовательно, но не без изысков фантазии и ухищрений пыточной техники, расправился с большинством участников, оставив в живых только самую красивую и по совместительству самую безумную девушку – художницу-суицидницу Киру. Предоставив ей уникальную возможность рассказывать полиции правдоподобно-предсказуемую неправдоподобную историю о том, как не надо снимать телешоу. Или с шиком их заканчивать.

И вроде бы все... Кроме того, что в прокате этот малобюджетный шедевр себя не слишком оправдал, хотя и получил на популярном конвенте фильмов ужасов Screamfest Festival Trophy пару премий – за хороший грим и за хорошую картинку. Тем не менее, для Лиатовича с Освирком первая совместная работа оказалась последней. Лиатович впоследствии в крупных проектах вроде как не засветился, а Освирк еще пытался один раз пробиться в большое кино из маленького, спродюсировав семь лет спустя постановку зомби-хоррора «48 недель спустя». Спродюсировал по собственному – с его слов – сценарию, на самом деле нагло содранному с ныне уже классической ленты Денни Бойла «28 недель спустя» (Бойл, правда, на него не обиделся, поскольку, как и большинство зрителей, этот самозваный шедевр заслуженно не заметил).

Но было ли таким же справедливым забвение «Колобоса», которого ныне помнят только редкие зрители ночных сеансов невостребованного эфирного времени? Не было. И вовсе не потому, что наши соотечественники смогли увидеть в этом фильме актера братской национальности – Илью Волоха (в людях – Волкова), в прошлом киевского мастера спорта по гребле, а ныне играющего в Голливуде русских бандитов. Здесь же он доказал, что способен играть не только российскую мафию, но и американских психопатов, пусть и с почти милым русскому уху сказочно-медицинским прозвищем.

Однако, гораздо важнее то, что творение Лиатовича-Освирка, возможно, сознательно (но скорее случайно) оказалось на перекрестье двух замечательных тенденций кинематографа.

С одной стороны, к концу 80-х поток дешевых европейских слэшеров на американский рынок начал медленно иссякать. И в свете этого исключительно печального для кровожадных заокеанских киноманов события «Колобос» явился смелым экспериментом по перенесу традиций европейского слэшера в мир американского кино. Более того, можно сказать, что «Колобос» стал определенной данью уважения легендарному европейскому киномяснику Луцио Фульчи, скончавшемуся за пару лет до премьеры. Во всяком случае, знатоки наследия Фульчи без особого труда разгадают в хитрых ловушках Колобоса отсыл к смертельным изыскам больной фантазии итальянского метра. Тут и брызгание в лицо кислотой, и капающая с потолка на плечо будущей жертве кровь, памятные по «Седьмым вратам ада». Ну и, конечно же, излюбленная Фульчи тема с выкалыванием глаза, хоть и с небольшой творческой вариацией (злодеи Фульчи предпочитали гвоздь, Колобос использует для этой процедуры оленьи рога).

Однако наличием художественного родства с итальянским кино, достоинства «Колобоса» не исчерпывается. Как уже говорилось в самом начале – эта лента занимает промежуточное положение между двумя вошедшими в историю кино шедеврами: «Кубом» Винченцо Натали и «Пилой» Джереми Чана (а также творцами их бесчисленных подражаний и сиквелов). Именно «Пила», чья эпопея началась примерно через год после выхода «Колобоса» в прокат, окончательно похоронила известность последнего; именно «Куб», вышедшей годом ранее, стал его предтечей.

Все три фильма объединяет тема дома/лабиринта с ловушками. «Куб» был гимном клаустрофобии, пугающей фантазией в духе Кафки, лишенной (за исключением провальной третьей части) своего закулисного злодея-руководителя. «Колобос» и "Пила" дополнили такое смертоносное пространство фигурами конструкторов ловушек. При этом Колобос и Джозеф Крамер, очень похожие методиками, сильно различаются мотивацией поступков. Крамер – моралист, действующий в логике элементарных ценностей человеческой жизни. «Человек понимает цену жизни, лишь оказавшись перед ликом смерти в экстремальных условиях», «Поэтому в такие условия его необходимо поставить» и т.п. Колобос, в свою очередь, эстет, и его мотивы гораздо сложнее для понимания массового зрителя. Жертвы Колобоса – наитипичные, обросшие клише персонажи (второсортная актриса Эрика, философствующий резонер Гэри, шут Том), которых уникальными делает исключительно форма их гибели. «Сегодня ты существуешь на самом деле», – часто повторяющаяся в фильме фраза и ключевая формула, обуславливающая действия Колобоса (скорее всего, цитата, позаимствованная из работ постсюрреалистов, провозглашавших тягу к смерти естественным желанием человеческого сознания, балансирующего на грани между величием и ничтожеством). Справедливости ради Колобос придает «истинную форму» не только жертвам, но и себе, сдирая кожу с лица (да, да, голливудское лицо русской мафии в этой картине, к сожалению, осталось без лица) и сохраняя в тайне свое настоящее имя, что заставляет зрителя гадать, существовал ли маньяк на самом деле или только в больном воображении художницы Киры, рассказывающей эту историю потсфактум в местной больнице.

Сама Кира, роль которой исполнила Эми Вебер (которую мы встречали в обилие молодежных сериалов типа «Мелроуз Плейз» и дешевой эротики, но если и замечали, то только в «Плэйбое»), не менее важный персонаж художественного конфликта. Любительница рисовать пугающие картины и резать вены, она попадает в смертоносное телешоу прямо из психиатрической лечебницы. Ее ли иллюстрации становятся источником жуткого вдохновения Колобоса, или сам маньяк только призрак воображения Киры – интрига, которую фильм не собирается разрешать. Хотя это не такая существенная деталь, учитывая дальнейшую судьбу героини. Как и те жертвы Пилы, которые прошли через его хитроумные ловушки и были вынуждены в дальнейшем стать организаторами новых игр, или Дэвид из «Куба», отказавшийся покидать лабиринт в шаге от свободы, Кира становится помощницей Колобоса, разделяя его мотивы. Она полностью сливается со своей безумной страстью, чтобы стать инициатором новых шоу, для которых она же и будет подбирать новых участников. Потому что именно взгляду художницы открывается здесь та манящая красота, которой увечье, рана да и сама смерть наделяют безликую образность, будь то неудачная картина или человеческое тело. «Разрубив чудовище, бог создал мужчину и женщину, создал красоту».

Подобная художественная мотивация оказалась непонятна большинству зрителей «Колобоса», и будущее осталось за делом Крамера, врачующего своей страшной игрой вполне социальные и очевидные пороки. И – отдельно – за инфернальным миром «Куба», породившего свою линию подражаний, ужасающих именно бессмысленностью трагедии своих героев. Тем не менее, это не отменяет уникальной выразительности фильма Лиатовича – Освирка, примечательного не только в ряду слэшеров, но и в истории кинематографа в целом. «Колобос» – это популярная история бегства от безликих образов популярного же искусства, избитых характеров и незапоминающихся обтекаемых обликов. От всей глыбы серости, из которой отдельные безумные художники еще пытаются вырезать совершенную скульптуру. Зритель не узнает настоящего имени Колобоса, потому что его содранное лицо, видимо, можно отнести к кому угодно из таких мастеров, даже – к самому Фульчи, напоминанием о наследии которого этот фильм также является.

Незаслуженно, но закономерно незамеченное творение Лиатовича-Освирка говорит о всегда мучительном поиске красоты среди завалов однообразия и штампа. О болезненном поиске истиной сути персонажа в наслоениях клише. Пускай буквализация этой метафоры и оказывается исключительно кровавой. Во всяком случае, художница Кира теперь это знает.

Сергей Фоменко
Нравится
 
Комментарии:
1. Егор Пичугов 26.11.2014 19:10
О, фильма детства. Записывал на видик с ТВ-3, где его просто "Колобосом" звали. Прям волна ностальгии от текста, пойду скачаю (не, ну а где я куплю его, законодательство?).
2. Игорь Талалаев 26.11.2014 19:32
*голосом Дредда*
Гражданин, это не является достаточным основанием для нарушения Закона. Вообще ничто не является достаточным основанием для этого. Приговор: четыре расстрела и один электрический стул с правом на апелляцию после третьего расстрела. И в следующий раз я не буду столь мягок!
3. Егор Пичугов 27.11.2014 18:50
еще и трилогию "Куба" скачаю
4. Игорь Талалаев 28.11.2014 11:05
Ну да, "Куб" тоже купить нельзя.
5. Егор Пичугов 30.11.2014 00:07
Я, честно сказать, уже и не знаю даже, где в моем городе диски продаются)
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 37 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio