Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Мэнди
Автор: Кирилл БанницинДата: 05.10.2018 20:05
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

МЭНДИ (MANDY)
2017, Бельгия-США, 121 мин.
Жанр: ужасы, боевик, триллер
Режиссёр: Панос Косматос
В ролях: Николас Кейдж, Андреа Райзборо, Лайнас Роуч, Нед Деннехи, Олуэн Фуэр, Ричард Брэйк



После футуристического оммажа психоделике 80-х в своём полнометражном дебюте «По ту сторону чёрной радуги» Панос Косматос снова возвращает зрителя в ту же эпоху, но в мир уже более приближенный к настоящей реальности. Тот же 1983 год, лесная глушь в локации Shadow mountain, где живёт бородатый дровосек с грустным взглядом Рэд (Николас Кейдж) и его загадочного вида жена Мэнди (Андреа Райзборо). Тьма, как это обычно бывает, сгущается внезапно – лидер проезжавших мимо культистов Иеремия (Лайнас Роуч), замечает женщину и становится одержим ею. Далее – похищение с помощью вызванных рогом Абраксаса байкеров-синобитов, наркотический трип и ритуальное сожжение на глазах истекающего кровью мужа, после которого начинается безумие, каких давно не было.

Вступление, описанное выше, занимает в «Мэнди» добрую половину хронометража. Косматос никуда не торопится и пытается поступательным образом создать необходимые сюжетные мотивы, способные подтолкнуть главного героя на путь кровавой мести. Много времени уделяет бытовым картинам, изображающим проявление любви Рэда и его жены, наглядным образом даёт понять, почему именно Мэнди приглянулась главе культа. Долго всматривается ей в лицо, представляя и (кажется, что) превращая в настоящую богиню леса, порождённую древними хтоническими силами и вдохновлённую музыкой Black Sabbath. Шрам под глазом и взгляд, засасывающий в темноту – она навряд ли была созданием нашего мира, но зрителю этого не узнать.

Спустя час томительного ожидания пружина всё-таки разжимается. Предчувствие беды, старательно нагнетаемое ранее, наконец-то оправдывает себя, насилие по старой доброй традиции порождает ещё большее насилие, а сам фильм стремительно съезжает с рельс и мчится, не разбирая дороги. Главным компонентом подобных эмоциональных перемен при этом выступает Николас Кейдж, чья мимика наконец-то оказывается как нельзя кстати подходящей к ситуации. Не зная способностей этого племянника Фрэнсиса Копполы, можно было бы подумать, что во время съёмок он не переставая нюхал кокаин, но нет. Это не наркоманский угар, а всего лишь природный талант – поверьте, ничего безумнее орущего посреди туалетной комнаты Кейджа без штанов и в грязных белых носках вряд ли можно увидеть в современном кино.

Кейдж орёт так неистово и самозабвенно, что стены ходят ходуном и самому хочется начать орать вместе с ним, потому что на экране начинает твориться настоящий what the fuck и oh my God, благо Косматос оказывается куда умнее и изобретательнее, чем выглядит на первый взгляд. Казавшееся поначалу желание превратить «Мэнди» в альтернативную версию обложек к различным альбомам хэви-металл коллективов 80-х превращается в визуализацию отдельно взятой композиции «Starless» группы King Crimson, на основе которой будто и писался сюжет фильма. Однако постепенное погружение героя, названного в честь альбома всё тех же King Crimson, в настоящую библейскую тьму, дополнительно оборачивается многочисленными реминисценциями и оммажами. Какие-то из них читаемы на раз, а некоторые (на радость синефилам от Торонто до Ступино) при желании можно додумать или даже придумать – благо из очевидного на экране только хлещущая кровь.

Кайфующие от боли байкеры, эпичная сцена, в которой герой куёт топор возмездия, привет Эрику Эстраде, арбалет со снайперским прицелом, рычащий на луну тигр и абсолютно невероятное по своему появлению на экране сражение, в котором Кейдж меряется бензопилами и доказывает, что размер далеко не самое важное – режиссёр не стесняется и не скромничает, превращая путь возмездия в настоящий трип по своеобразной интерпретации загробного мира. Пока оператор балуется с фильтрами, бликами и ракурсами, а саундтрек Йохана Йоханнссона увеличивает градус тревожных ожиданий, герой Кейджа постепенно отрывается от реальности, всё больше приобретающей черты альтернативной и гротескной вселенной, в которой вместо сердца в груди осколок льда, а на небе вместо полной Луны Юпитер, который так нравился Мэнди.

Фильм Косматоса больше подходит для узко ориентированной нишевой аудитории, нежели для широкого зрителя – неровный ритм, слишком сильное различие между первой и второй частью, играющий на надрыве Кейдж. Пассивное созерцание действия может быстро утомить, в конце концов, может просто не хватить терпения, и проявления кошмара наяву уже не окажут необходимого воздействия. Ведь здесь не сразу можно понять, что мистический налёт оказывается лишь игрой воображения, и в происходящих событиях нет ничего сверхъестественного – только особый взгляд режиссёра и буйствующий эскапизм главного героя. Пока по местному радио звучат речи Рональда Рейгана о духовном пробуждении американского народа, происходящее на экране полностью отрицает существование какого-либо Бога вообще – только боль, только тьма, и итогом лишь смерть, and wrap some headphones around my head, and rock and roll me when I'm dead.

Кирилл Банницин

В кинотеатрах с 11 октября
Нравится
Нет похожих страниц.
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 1 пользователь(ей), 28 гость(ей) : Егор Пичугов
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio