Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Облава (La Rafle), 2010
Автор: Эрик ШурготДата: 02.08.2011 19:45
Разместил: Егор Пичугов
Комментарии: (0)

СНОВА О ХОЛОКОСТЕ

ОБЛАВА (LA RAFLE)
Жанр: основано на реальных фактах
2010, Германия-Франция-Венгрия, 90 мин.
Режиссер: Розлин Бош
В ролях: Жан Рено, Мелани Лоран, Гад Эльмалех, Рафаэль Агоге, Хьюго Левердез, Джозеф Вейсманн

ОЦЕНКА: 3

«La rafle» из тех фильмов, что уступая в кинематографичности, берут за живое своим содержанием. Казалось бы, зачем снимать полотна про холокост, когда уже есть обласканный критиками и всенародно любимый «Список Шиндлера», трогательная лента «Жизнь прекрасна» и множество прочих разносортных кинокартин, повествующих о нелегкой судьбе европейских евреев во времена Второй мировой? Тем не менее, малоизвестный режиссер Розлин Бош всего лишь во второй своей большой работе обращается к теме массовых арестов еврейского населения на территории оккупированной Франции, с последующей их депортацией в лагеря смерти.

Франция, лето 1942 года. Беззаботную парижскую жизнь мальчонки Йозефа (Жо) Вайсмана прервала немецкая оккупация. Позорная желтая звезда «украсила» его курточку, а с каждым новым днем прав и свобод для евреев становилось все меньше. Дети, еще не ощущавшие в свои беспечно-мечтательные годы витавшего в воздухе напряжения, с радостным смехом бегали по улицам, ходили в школу, робко заглядывались на девчонок. Тем временем, в соседней Германии, Гитлер, в не самой лучшей и излишне карикатурной своей кинематографической версии, истошно орал в микрофон, вскидывал перекошенную руку, а после выступления сразу же бежал к врачу за дозой. Йозеф и его друзья не знали, что пока они лазали по городским подворотням, великий диктатор решал судьбу парижских евреев, а жеманный и аморфный Гиммлер поддакивал ему, словно верный пес.

Показав для исторической справедливости немцев, Розлин моментально переключается на «главных виновников» облав на французских евреев – Петена, его сторонников и поголовно злобную и циничную жандармерию. Полицейские выглядят настоящими извергами, в их образах не читается обреченность выполняющих приказ – аресты, депортации, избиения и издевательства производятся стражами закона с исключительным удовольствием. Даже уличные проститутки и консьержи оказываются во сто крат порядочнее жандармов. Евреи же до неприличия наивны, словно витают где-то в параллельной вселенной, надеясь на лучшее, веря в то, что их никогда не тронут, словно никто из них не слышал о концентрационных лагерях в восточной Европе, которые уже три года как успешно функционируют, о «Хрустальной ночи» и о позиции фюрера по еврейскому вопросу. Даже когда начинаются массовые аресты, многие продолжают свято верить – «нас же так много, что они нам сделают?». Из множества показанных в фильме героев только лишь еврейская девушка Анна оказывается достаточно умна, чтобы не носить на одежде «главную улику» и попытаться сбежать из-под ареста – что, впрочем, по версии Бош, было не так уж и трудно. Пока же будущих узников Аушвица морят жаждой, Адольф что-то празднует в своей резиденции, Ева Браун прилюдно называет его «мой дорогой» и требует выключить «тоскливого» Вагнера, сменив пластинку на зажигательный свинг – Гитлер покорно соглашается. Вот такое историческое кино.

С первых же трагических сцен видно, что фильм снимался сентиментальной девушкой. Картине не хватает жесткости, эмоциональности, символизма. Сцена самоубийства молодой еврейки демонстрируется робко, как-то из-под полы, эпизод потенциального надругательства похотливых жандармов над юной девчушкой прерывается попыткой побега. Лишь изредка Розлин решается на натурализм, но даже избиение женщины солдатом она демонстрирует со спины, не осмеливаясь на большее. И не то чтобы очень были нужны кровавые зверства, фильм и без того достаточно трагичен, вот только репрессии и геноцид в реальности выглядят куда страшнее, и Бош это понимает, старается показать, но постоянно осекается на полусцене.

Слегка поправившийся Жан Рено выглядит усталым и безучастным – роль доктора Давида совсем не главная, как можно подумать, глядя на постер. Мелани Лоран играет волонтерку-медсестру, работающую в лагере, готовую идти за маленькими обреченными хоть в самую печь, ведь внутри она и так вся пылает от жара и отчаянной злобы. Самый удачный образ всей ленты, самый женственный и безупречный, совсем не подходящий в пару вялому Рено. Милые и искренние дети на главных ролях – хоть Бош и не «выжала» из них нечеловеческие эмоции, сами по себе истории ребят трогают за душу. Расплодив сюжетных линий, режиссер умудряется растерять половину из них, оборвать и оставить за пределами двухчасового хронометража. Лишь только трагичность последних сцен заставляет забыть обо всех этих упущениях…

Затем будет лето 1945-го, Франция вновь обретет легитимное правительство, по Монмартру будут разгуливать темнокожие американские солдаты под ручку с молоденькими француженками, но это будет уже совсем другая история. А для кого-то всего этого уже просто не случится, ведь вернуться из лагерей смерти было куда труднее, нежели получить в них билет.

Эрик Шургот
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 32 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio