Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Господин Никто (Mr. Nobody), 2009
Автор: Александр СнеговДата: 03.03.2010 00:28
Разместил: Евгений Безрученко
Комментарии: (0)

ГОСПОДИН НИКТО (MR. NOBODY)
Жанр: фантастика, фэнтези, мелодрама, драма
2009, Германия, Канада, Франция, Бельгия, 138 мин.
Режиссер: Яко Ван Дормел
В ролях: Джаред Лето, Дайан Крюгер, Сара Полли, Лин Дэн Пэм, Рис Иванс

ОЦЕНКА: 4,5

«Господин Никто» – самый удивительный экспериментальный эзотерический фильм в истории кино. Став самым дорогим фильмом для Бельгии, первым англоязычным фильмом Ван Дормеля, над которым он работал целых девять лет, первым его фильмом за последние 14 лет – еще задолго до выхода на экраны он считался едва ли не самой ожидаемой европейской премьерой 2010 года. Продюсер «Господина Никто» – Филипп Годо, близкий друг Ван Дормеля, вложивший в фильм свои личные 20 миллионов евро, очень рассчитывал на его победу на Каннском или Венецианском фестивале в 2009-м и успешный прокат в США и Англии. Но на конкурс Каннского фестиваля фильм просто не взяли. В Венеции он вызвал неоднозначную оценку критиков и членов жюри, получив лишь утешительный, специально учрежденный для него приз: «За техническое совершенство». На фестивале в Торонто – важнейшем для мирового кинорынка – почти все критики демонстративно ушли с пресс-показа фильма. После этого ни один американский и английский дистрибьютор так и не решился купить фильм даже для ограниченного проката, а любое упоминание о фильме было вычеркнуто с самого демократичного мирового сайта кинокритиков – rottentomatoes.com. Дебют фильма в родной для режиссера Бельгии также закончился весьма плачевно в отношении кассовых сборов. «Господин Никто» превратился в фильм-призрак, фильм-легенду, в фильм-ничто. В чем его загадка? В эзотеричности, сакральности, сюрреальности и экспериментальности? Или в противоречивой личности самого режиссера – Жако Ван Дормеля?

Как часто бывает, истина лежит где-то посередине. Прежде всего, нельзя не отметить специфическое отношение к Ван Дормелю в мире современного кино. Получив в детстве тяжелейшую родовую травму, он чудом выжил, с огромным трудом окончил школу, но благодаря специальной европейской программе реабилитации инвалидов сумел получить образование циркового режиссера, полжизни проработав клоуном. Самым грустным и мудрым клоуном в мире. Потому что пережив Смерть, Ван Дормель научился от нее, по-особому, ценить и понимать жизнь.

Время от времени, в качестве хобби, Жако снимал малобюджетное сюрреальное кино для эстетов и получал за него призы на европейских кинофестивалях. Но эти призы, в большей степени, были наградой за все перипетии его непростой судьбы, данью сложности и необычности его фильмов, не претендующих на какую-либо окупаемость и широкий показ. Когда же Ван Дормель, после долгого перерыва, представил новый фильм с нереальным бюджетом, звездами мирового кино и претензией на новую философию и киноэстетику, то многие просто не смогли ему это простить. Не смогли простить, потому что Ван Дормель создал такой пронзительный, проективный фильм, который просто взрывался в сознании каждого зрителя. Ведь «грустный клоун» указал в нем на такие стороны человеческого бытия, о которых многие стараются не задумываться в своей жизни, старательно вытесняя их в самые сокровенные глубины подсознания.

И все же главная причина недооценки «Господина Никто» – очевидная проблема объективной интерпретации любого метафоричного произведения эзотерического искусства. Проблема интерпретации предельных смыслов, зачастую не до конца понятных даже их творцу. Понял ли Терри Гиллиам, написав сценарий по книге Густава Мейринка, о чем он снял свой «Воображариум…»? Где проходит тонкая грань между художественной ценностью и полной сюрреальностью, доступностью и эзотеричностью? Можно ли сравнить художественное значение «Черного квадрата» Малевича и «Улыбки Джоконды» Леонардо да Винчи? Оценивать «Господина Никто» можно с самых разных позиций. Позиции киноискусства, философии, психоанализа, визуальной эстетики. Проблема заключается лишь в том, что основная идея фильма о бесконечных возможностях выборов, стоящих перед каждым человеком, о различных жизнях, которые человек может прожить под воздействием каждого из них, может быть осмыслена только через субъективизм сознания и эмоций каждого отдельного человека, а не путем объективной, абстрактной и единой оценки.

Смотря франкоязычную версию «Господина Никто», просто наслаждаясь им, пропуская его через свои ощущения, замечаешь, как он с первой секунды превращается из поруганного и униженного критиками «гадкого утенка» в прекрасного лебедя. Творение Ван Дормеля становится особым и неповторимым фильмом, с невероятно красивым образным кинорядом, волшебной фортепианной музыкой Эрика Сати и уникальной философией. Ведь все проблемы пространственно-временного континуума жизненного пути в нем представлены не с традиционной точки зрения «эффекта бабочки» и «теории хаоса»: один выбор – новая параллельная жизнь, как это было показано в: «Эффекте бабочки» и «Осторожно, двери закрываются», а с позиции ленты Мебиуса, воплощенной на уровне субъективной поэтики переживаний.

Три вероятные жизни господина Немо Никто (Джаред Лето), которые он вероятно прожил, поразительно переплетаются в фильме с двенадцатью пересекающимися путями, возникающими в виде едва заметных проекций на заднем фоне (кстати, во время одной из таких проекций, на экране на несколько секунд появляется и сам режиссер). Каждая вероятная жизнь Немо имеет свой особый графический проект, вдохновленный знаменитыми фотографиями Мартина Пара, свой уникальный цвет и завораживающую музыку. Три его вероятные жены, которых сыграли Дайан Крюгер, Сара Полли и Лин Дэн Пэм, пересекаются в фильме с реальной сценой выбора девятилетнего Немо на вокзале под метафоричным названием «Шанс». Того самого главного выбора, точки бифуркации всего жизненного пути, когда юный Никто должен решить с кем он останется: с матерью в Канаде или с отцом в Англии.

Сцена на вокзале – важнейшая в фильме. Именно через нее Ван Дормель показывает свое уникальное видение мира. Мира, в котором человек появляется на свет уже имея предопределение, уже имея заложенный в нем потенциал, стремящийся к реализации в каждом выборе. Но лишь до определенного возраста дети способны делать их спонтанно и правильно. Они способны на это, пока на них не давят общество и взрослые, со своими исковерканными, безжизненными идеями. Именно поэтому самые счастливые и яркие воспоминания Никто – его детство. Единственное время, в котором он был целостен и счастлив, живя в полной гармонии с миром и самим собой. Лишь в момент принятия первого «взрослого» решения, личность девятилетнего Никто раздваивается и дробится по ходу лет на все меньшие и меньшие частицы, постепенно ускользающие из памяти, как последние лучи, уходящего за горизонт событий, света.

И вот спустя сотню лет, на глазах скучающего журналиста реалити-шоу и психотерапевта в далеком 2092 г., в мире тотального бессмертия, 117-летний Немо Никто, погружаясь в собственное бессознательное, должен решить для себя задачу поиска предельного смысла: жил ли он правильной жизнью, любил ли он женщину, которую он, как предполагалось, любил, и имел ли детей, которые предназначались именно ему.

В отличие от всех других фильмов, в которых данная задача решалась самым примитивным образом, в «Господине Никто» никто не даст на него окончательного ответа. Потому что, не зная своего подлинного предопределения, никто и никогда не сможет решить какой жизненный выбор правильный, а какой нет. Потому что, не существует ни одной объективной системы оценки применительно к человеческой жизни. Предвидеть всех последствий выборов не дано никому. Так стоит ли рисовать рисунки на прибрежном песке, зная, что их через мгновение смоют волны прибоя? У дороги жизни всегда одно направление. Если цель ясна, ты можешь идти в любую сторону и все равно придешь туда, куда захочешь. Как найти эту цель? Для этого нужно просто снова стать ребенком и жить спонтанностью собственного, подлинного «Я», а не под воздействием ложных выборов и стереотипов, навязанных обществом.

«В жизни каждого из нас каждый день происходит сотня выборов и не бывает их хороших или плохих. Просто каждый из выборов создает другую жизнь, другой неповторимый мир. Но каждая жизнь заслуживает того, чтобы ее прожить, каждая тропа — чтобы быть пройденной». – Жако Ван Дормель: режиссер, клоун, человек, однажды обманувший саму Смерть. За это он получил от нее самый изысканный подарок – особое видение мира, которое он и приоткрыл перед нами в своем эзотерическом фильме, теперь принадлежащим Вечности.

Александр Снегов
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 18 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio