Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Белая лента (Das weisse Band), 2009
Автор: Курманова, СысойкинДата: 22.08.2010 19:40
Разместил: Егор Пичугов
Рейтинг:
Комментарии: (0)

БЕЛЫЕ ЛЕНТОЧКИ И КРАСНЫЕ НАРУКАВНИКИ

БЕЛАЯ ЛЕНТА (DAS WEISSE BAND - EINE DEUTSCHE KINDERGESCHICHTE)
Жанр: драма, криминал, детектив
2009? Германия, Франция, Италия, Австрия, 137 мин.
Режиссер: Михаэль Ханеке
В ролях: Кристиан Фридель, Эрнст Якоби, Леони Бенеш, Ульрих Тукур, Урсина Ларди и др.

ОЦЕНКА: ?

Написать обычную рецензию на новый фильм одиозного Михаэля Ханеке нам показалось немного банально. И мы решили рассмотреть феномен картины, получившей в прошлом году Золотую пальмовую ветвь в Каннах, через призму предыдущего опыта режиссера, подчеркнув достоинства и недостатки «Белой ленты». Форма разговора напоминает аналогичные из бессмертных кафкианских произведений и представляет собой сцену суда. Разумеется, мнения адвоката подсудимого и обвинителя прилагаются. Итак, вот уже стучит по столу судейский молоток, и процесс начинается.

Защита
– Честно признаться, новый фильм Ханеке оставляет скорее двойственные ощущения, нежели четко выстроенную картинку. Не помогает и второй просмотр. Все дело в том, что здесь столько смысла, что выбрать определенный не так уж и легко.

Обвинение
– Я просто восхищаюсь Вашей любознательностью, господин адвокат, - смотреть дважды новый фильм Ханеке, это подвиг. Стильные красивые кадры (оператору Кристиану Бергеру не зря дали оскаровскую номинацию), дотошно (я бы даже сказала, до тошноты) реконструированный быт немецкой деревни начала века, но, боги, какой же Ваш подзащитный все-таки нудный. И понятно, собственно, с самого начала, что опять в сотый раз причину возникновения фашизма свалят на детские травмы, строгое католическое воспитание и так далее. Но Ханеке продолжает гнать сцену за сцену, объясняя снова и снова ставшее уже банальностью утверждение.

Защита
– Безусловно, господин обвинитель, Ханеке трактует фашизм посредством простой детской логики - деревянные игрушки, прибитые к потолку молотком. Но хочу заметить, что в данном фильме он больше склоняется к возникновению и распространению терроризма в целом, фашизм лишь частность. Взгляд широк, но все ли средства задействованы, на ваш взгляд, для его полного отражения?

Обвинение
– Любой частный случай можно перевести на общее правило - трюк старый, мы его знаем. Естественно, идея о том, что дети копируют несовершенства взрослого мира, вывезет всегда. Но скажите, г-н адвокат, Вы хоть к одному персонажу испытывали сопереживание? Похоже, ведь (а это видно и по всем остальным его фильмам), что Ваш подзащитный, кстати, наравне с Триером, носящий звание главного мизантропа в кино, начисто не способен к эмпатии, и, похоже, это передается зрителю. О том, о чем говорил Ханеке на протяжении своей, заметьте, почти 3-х часовой картины, исчерпывающе сказали и Бернардо Бертолуччи в «Конформисте», и Лукино Висконти в «Гибели богов». Но у тех есть нерв, есть живая, настоящая боль, а за вашим подзащитным же нечего нет.

Защита
– Я бы еще Лилиану Кавани с «Ночным Портье» вспомнил, исходя из этого контекста. Но ведь и Висконти снимал картины с длинным хронометражем, не так ли? Скажите, господин обвинитель, разве отсутствие эмпатии – приговор? Вы были прекрасно осведомлены о творческом методе моего подзащитного – «Видео Бенни», «Забавные игры», «Пианистка» – везде персонажи выглядят так, что им хочется всадить дополнительную пулю в лоб, настолько они омерзительны. С другой стороны, вы оперируете преимущественно творчеством 70-х, тогда образ врага все еще был очень силен, а раны слишком свежи, а кинематограф естественно пребывал в состоянии медленной рефлексии. Согласитесь, сказать, что фашизм – это, по сути, сборище наркоманов, психопатов и гомосексуалистов, проще всего. Это игры подсознания, психология чистой воды. Ханеке рисует совершенно свою историю – можно сказать, набело. Своеобразная творческая невинность, вынесенная чуть ли не в заглавие картины.

Обвинение
– Вот именно, «хочется всадить пулю» – это тоже эмоция. До «Белой ленты» Ханеке прекрасно удавалось провоцировать и вызывать эмоции, пусть и со знаком «минус». Это ведь были по сути диалогичные фильмы, такие эксперименты на аудитории, исследования дна, в том, числе и у зрителя. Теперь Ханеке нас испытывает исключительно хронометражем.

Защита
– Не соглашусь. Все же у Михаэля есть отличные места, подчеркивающие, вроде бы, неясную мораль. Достаточно вспомнить кадры с бодро вышагивающим по краю моста мальчиком, который проверяет - любит его бог или нет, или долгие планы в церкви, где с помощью инструментария католической парадигмы объясняется гигантский разрыв между немецким бюргерством и крестьянством.

Обвинение
– Да, с Вами сложно не согласится, но мы опять же это уже видели (у кого смотрите выше), а снимать ради этого 3-х часовой фильм, я считаю, незачем. И потом – с чем Вы не согласны? Что это творение абсолютно холодного мизантропического ума? Про «ума», заметьте, это я не отрицаю, я упираю на «зачем?».

Защита
– Ответ прост – Золотая Пальмовая ветвь. Даже мне, вроде бы должному с пеной у рта защищать своего подопечного, приходится признать – это чистой воды меркантилизм. Повторение пройденного плюс несвойственная ранее творческая гигантомания.

Обвинение
– Учитывая, что Изабель Юппер в этом году была председателем жюри, веточка никуда бы не делась от вашего подопечного. Вот, кстати, Юппер – потрясающая актриса. Она вытягивает всю «Пианистку» своей гениальной игрой на какой-то совершенно недоступный для Михаэля уровень. В «Ленте» нет каких-то сильных актерских работ - нет и фильма. Вам не кажется, что это вина режиссера? Я вижу, что он силен в техническом плане – работа оператора, визуальный ряд, прекрасно выстроенная стильная картинка, но там нет ярких образов. Может поэтому кино кажется таким мертворожденным?

Защита
– Хорошо, как вы видите себе кино на историческую тематику и овеянное грозным гулом предстоящих перемен с той же Юппер в главной роли? Актеры такого калибра непременно перетягивали бы одеяло на себя, отвлекая от основного повествования.

Обвинение
– Прекрасно вижу – у того же Бертолуччи в кино на "историческую тематику и овеянное грозным гулом" замечательно играет Трентиньян, у Висконти – Богард, Бергер, и Ингрид Тулин, а Ваш подзащитный, стало быть, столь велик, что ему актеры высокого калибра мешают? Вы поймите, я не говорю, что актеры в «Ленте» плохи, возможно, они чудо как хороши. Я говорю о том, что Вашего подзащитного, судя по фильму, похоже, больше интересуют кружевные занавесочки в бюргерских домах или игра светотени в ветках, чем живые люди. Поэтому я просто не чувствую их, как и не чувствую фильм. Когда появились первые рецензии, где критики рассуждали о том, что Михаэль исследует проблемы возникновения фашизма, я ждала очередного мощного пинка буржуа и мещанам. А режиссер шокировать перестал, но людьми, по-прежнему, так и не заинтересовался.

Защита
– Я не отрицаю, что в визуальном плане кино Ханеке выполнено великолепно. Но когда режиссер, по-вашему, снимал о людях вообще? Фильмы австрийца больше об образах, частных случаях, перерастающих в тенденции современного общества. Но тут Михаэль неожиданно для многих ушел, наоборот, в сторону историзма, а к людям дорожку так и не протоптал. На ваш взгляд, правомерно ли рисовать картину мира, отталкиваясь от определенных предпосылок? Я считаю, если бы Ханеке начал копать еще глубже, он просто бы провалился.

Обвинение
– Ханеке и отталкивается от определенной предпосылки, объясняя возникновение фашизма с помощью психоанализа, и добавляет туда классовые различия. Я просто думаю, что очередная драма фестивального разлива на заезженную тему, о том что люди злы, а социум порочен, не нужна. Тут не хватает жизни и авторской позиции. Не импонирует мне такой надмирный, как из космоса, взгляд на проблемное человечество.

Защита
- Я бы хотел обратиться к суду и присяжным и быть снисходительным к моему подзащитному, решившему немного отойти от своего привычного кинематографа в сторону картины, рассчитанной на фестивальное жюри. Думаю, такое кино тоже имеет право на жизнь.


Судья и присяжные удаляются на короткое совещание.

Итак, вердикт
При всех неоспоримых технических достоинствах работы Ханеке, визуальному ряду и атмосферности, в целом, «Белая лента» вышла сухой, схематичной и какой-то ученической. Больше всего этот фильм напоминает строки каллиграфическим почерком из школьного сочинения, написанного обиженным на весь мир ребенком. Без души, зато аккуратно и на заданную тему. Режиссер увлекся деталями, но забыл главное - сделать так, что это увлекало и зрителя. При этом сказать, что Ханеке пришел к каким-то выходящим за пределы обычных клише выводам, неправомерно. Поэтому суд настаивает на том, что главная награда Каннского фестиваля для такого фильма – перебор. То, что Оскар в номинации за «Лучший фильм на иностранном языке» ушел не к Ханеке, а аргентинской «Тайне в его глазах», очевидное доказательство того, что бесстрастное кино все-таки еще не распространяющийся на все и вся тренд.

Адвокат и обвинитель, молча, удаляются из зала суда

В кулуарах

PS:


ungodly
– Ну что же, суд вынес свой вердикт. Просчитанное и бесстрастное уступило эмоциональному и живому. Если отвлечься от результатов Каннского конкурса и выступить в роли жюри, то кому бы ты отдала Пальмовую ветку?
movie addict
– Безусловно «Пророку» Одиара. А ты?
ungodly
– А я бы «Разомкнутым объятиям» Альмодовара.
movie addict
– И это тоже прекрасный выбор. Получается, что, несмотря на актуальную сейчас бесстрастность или даже мизантропию, мы все же любим искреннее и живое кино, сделанное про людей и с симпатией к ним.
ungodly
– Да, думаю, оно и к лучшему.


Айна Курманова, Сергей Сысойкин
Нравится
Средняя оценка участников (от 1 до 10): 9.00   
Проголосовавших: 1 с 26.08.2010 00:04
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Выбор редактора:
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 33 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio