Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Культовое кино / Матрица
Автор: Арабаджи, ЛукьяноваДата: 27.05.2009 01:00
Разместил: Евгений Северин
Комментарии: (3)


НАС ИМЕЮТ УЖЕ 10 ЛЕТ

Название: Матрица / Matrix
Жанр: фантастика, боевик, триллер, приключения 1999, 2003, США, Австралия
Режиссер: Энди Вачовски, Ларри Вачовски
В ролях: Киану Ривз, Лоренс Фишбёрн, Кэрри-Энн Мосс, Хьюго Уивинг, Глория Фостер

«Реально то, что осознаешь...»


Тема иллюзорности реальности поднималась в литературе и кино немалое количестве раз- все мы знаем и «Футурологическии Конгресс» Станислава Лема, «Темный город» Алекса Прайса и аниме «Ghost in the shell» Осии Иамору. А если ко всему этому вспомнить сколько было фильмов и романов посвященных теме виртуальной реальности... Впрочем, особенность Матрицы не в этом. Абсолютная оригинальность, которой нет ни у одного известного фильма, Матрице тоже не присуща. Особенность ее, как и любого выдающегося произведения в том, что Вачовски при ее создании взяли все лучшее, что имелось в этих источниках и соединили эти элементы в свой поистине необычный фильм.

ИСТОРИЯ МИРА МАТРИЦЫ

В конце XXI века, когда развитие робототехники достигло пика, высокоинтеллектуальные машины подняли восстание против своих хозяев - людей. После кровопролитной войны, в которой люди оказались проигравшей стороной, машины решили не истрблять их, а использовать в качестве батареек. Для того чтобы контролировать батарейку, машины
сконструировали для людей сложную систему виртуальной реальности, в которой ничего не подозревающая батарейка жила и вырабатывала для машин нужное количество энергии.

Первая Матрица была утопией, идеальным миром, в котором люди должны были быть счастливы. Однако, сознание людей не приняло мир без страдании и нищеты, и машинам пришлось устроить первую «перезагрузку», уничтожив «батарейки» и добавив во вторую версию программы того, чего не хватало людям -мучений и препятствий.

Тем не менее, сознание людей все равно чувствовало подвох, и «батарейки» по-прежнему умирали. Тогда, так называемый Архитектор Матрицы (программа, за которой стояло создание этого виртуального мира), нашел другой способ контроля над «батарейками». Поняв, что если предоставить людям иллюзию выбора, 99% испытуемых примут Матрицу, то время как воинствующий 1% может выйти из Матрицы, основать свой город и вести борьбу за свободу. Эта борьба, разумеется, была под контролем машин. А управление бунтовщиками велось с помощью так называемого Оракула (программы-предсказательницы, якобы помогающей повстанцам)

Так же, в этой схеме играл немаловажную роль «Избранный», человек-аномалия, имеющий возможность изменять Матрицу под себя. В отличие от Оракула, он не был осведомлен о своей роли в огромной схеме и действовал на стороне повстанцев. Когда борьба повстанцев с машинами принимала опасный оборот, Архитектор Матрицы начинал «перезагрузку» - город людей уничтожался, Матрица перезапускалась, а Избранный (манипулируемый Оракулом) собирал ряд добровольцев, которые должны были заняться восстановлением города людей. Так, на протяжении многих столетий удерживался баланс сил. Люди, обитавшие в Матрице, как и повстанцы, обитающие вне программы, не знали об этом схеме до тех пор, пока не приходило время новой Перезагрузки.

Действие первой Матрицы происходит после пятой «перезагрузки» Если предположить, что период между стартом новой системы и ее перезапуском равен в целом чуть более двухсот лет, то действие первого фильма происходит, примерно, через тысячу лет после начала эпохи Машин.

Как и полагаются, главные герои фильма (Нео, Морфиус и Тринити) не знают об этом, и считают, что живут в ХХII-ом веке от Рождества Христова.

ИЕРАРХИЯ МАТРИЦЫ

В Матрице, как и в любой большой системе, каждый элемент выполняет ту или иную роль. Большинство живущих в ней людей исполняют роль простых «батареек», в то время как программы - Агенты - являются защитой внутри виртуальной реальности, а «Избранный» носит функцию запуска обновления системы. Также, в Матрице существуют свои «отщепенцы» — программы-ошибки, или устаревшие программы, которые уже не выполняют прежних функций, но не хотят удаляться. Вне виртуального мира Матрицы центром существования машин является так называемый «Город Машин» - огромнейшая механическая конструкция, простирающаяся несколько километров, где, судя по всему, ведется не только разработка основных Матричных программ, но так же, идет создание спрутов-охотников (роботов, занимающихся поимкой людей-бунтовщиков в реальном мире). Неизвестно точно, кто контролирует весь процессом - Архитектор Матрицы, или какая-то другая программа. Программа Оракул является вторым по важности элементом системы, т.к. она отлично разбирается в человеческой психологии, что собственно, помогает ей манипулировать повстанцами на протяжении стольких лет.

Поскольку Матрица является отражением реального мира, многие программы выглядят и ведут себя, как люди. Например, агенты системы в мире Матрице являются Агентами ФБР и выглядят подобающе - строгий черный костюм, строгая прическа и черные очки.

ЗАКОНЫ МАТРИЦЫ

Несмотря на то, что виртуальная среда Матрицы предназначена имитировать все условия реального мира, она является плодом работы компьютерной системы. Следовательно, многие законы физики присутствуют там лишь условно. Именно поэтому все люди, освобожденные из Матрицы, могут обходить эти законы. Сила воли и вера в себя помогает главным героям зависать в воздухе, прыгать с крыши на крышу, выживать после сильнейших побоев и уворачиваться от пуль.

Каждый не освобожденный человек является потенциапьным агентом. Т.е. Агент системы может использовать тело какого-то человека, чтобы появиться в нужном месте, в нужное время. Если в этот момент Агент по каким-то причинам «погибнет» то он просто исчезнет с образа не освобожденного. Сам "не освобожденный", чьим виртуальным телом так неудачно решили воспользоваться, погибает. В то время, как Агенты - являющиеся программами - могут возрождаться еще и еще.

Агенты Матрицы могут внедрять в плененных людей так называемые «жучки» системные коды, позволяющие засечь в любой зоне Матрицы. Так же, с может устраивать так называемый сброс. Т.е. внедрять объекту подчинения ложные воспоминания. Однако это не практикуется в полной мере, т.к. человеческое сознание всегда начинает чувствовать подвох и сопротивляться.

Все аномалии Матрицы, вроде НЛО, оборотней, вампиров и т.д. объясняются как сбои в системе.

Хочется отметить, что это «видение матричного мира» было отличным способом Братьев Вачовски аннулировать технические баги картины (пистолеты выстреливают не совсем так, как нужно, в лифте нет страховки).

МИР ВНЕ МАТРИЦЫ

Если мир внутри системы виртуальной реальности Матрицы внешне не отличим от нашего, то мир снаружи - совсем другая история. Он представляет собой пост-апокалиптический пейзаж, где небо закрыто темными тучами, а вся зона состоит из развалин, причудливых машинных построек и механических коконов, где тихо и мирно спят люди, мысленно обитающие в Матрице. Вокруг каждого кокона дежурит специальная машина, проверяющая состояние «батарейки». Когда «батарейка» умирает, ее превращают в питательный раствор и скармливают другим спящим пленникам Матрицы. Параллельно машины выращивают (клонируют) других людей для того, чтобы они заменяли тех, кто ушел в мир иной.
Бунтующие люди базируются в подземном городе под названием Сион (да-да, именно Сион, а не Зион, - он назван так по аналогии с еврейским холмом - обетованной землей евреев).

Город представляет собой большое механическое сооружение с отлаженной системой очистки воды и выработки теппа (работает от энергии земного ядра). Бунтовщики собирают свою военную технику из остатков про-матричных машин. Корабли на воздушной подушке являются их основным инструментом для выхода из подземелья и пиратского подключения к Матрице. Люди, родившиеся в самом Сионе не могут входить в Матрицу, поскольку в отличие от бывших пленников системы, они не имеют встроенных шунтов для нейроинтерфейса. Поэтому рожденные в Сионе, как правило, работают на таких кораблях системными операторами.

Полицией и по совместительству оборонной силой Сиона является спецотряд солдат, оснащенный боевыми механическими экзоскелетами.

Для внешней обороны Сиона на входе у города поставлены Магнитные Пушки, которые должны выводить из строя всю вражескую электронику, находящуюся на подходе к городу.

ФИЛЬМ ПЕРВЫЙ


Трудно поверить, что вся эта грандиозная эпопея первоначально была фильмом категории «В». Нет, не по причине какой-то там второсортности или же примитивности. Просто никто вначале не собирался давать малооизвестным режиссерам огромные деньги на создание фильма, в сценарий которого въехали далеко не все продюссеры Голливуда. Поэтому на этот амбициозный проект было дано всего лишь 10 миллионов(!) долларов. И именно за низкого бюджета на фильм вначале был повешен мерзкий ярлык «В». Примерно так же начиналось производство многих признанных шедевров НФ: «Чужой», «Терминатор» и «Звездные войны».

Только потом, когда Вачовски потратили все эти деньги, сняв маленькую, но впечатляющую визуально сцену Матричных полей, продюсеры решили дать им больше денег и поместили их проект в категорию «А» дав братьям развернуться во всю мощь.

Имея уважение к своим предшественникам по жанру кинофантастики, Вачовски решили соблюдать ее основные каноны (такие, как продуманность и интересность сюжета, правдоподобие, несмотря на фантастический элемент и т.д.), сняв один из самых важных фантастических фильмов в истории сплетя, в одиин клубок, боевик, научную выдумку, а так же, ряд философских и религиозных идей.

Смысл картины прост: Несмотря на "компьютерность» и иллюзорность реальности, даже в ней есть свой мессия, который спасет людей

Хотя, имеется в Матрице и ряд подтекстов и аллюзий. Взять хотя бы главного героя (Томас Андерсон), чье имя можно перевести как Фома, сын Человеческий, что также будет являться сноской к Евангелию. Или же закономерность номер комнат Нео и Тринити символизирующая их связь. Надпись на основной палубе Навуходоносора, дающей нам ссылку к Евангелию от Марка, главе 3, стиху 11-у. Ссылка на популярную теорию объяснения реальности и имитации «Simulacra and Simulation», в сцене где Нео достает диск из книги. И так далее.

Как несложно понять, в обычных боевиках встретить такой поток информации нереально.

Стоит отметить, что в первой «Матрице», как и в ее культовых предшественниках по жанру фантастического боевика («Терминатор» 1,2 или же «Чужие»), имеется общая особенность в плане изображения экшен-сцен, которая заключается в том, что экшен не являются подручным средством для затыкания дыр в фильме, а выглядят органичной частью развития истории, параллельно служа местом для раскрытия персонажей и идей.

Из подобных сцен в пример можно привести схватку в метро, где зрителю демонстрируют, как Нео пытается поверить в свои силы, выдерживая немыслимые побои. Сцену тренировки Нео и Морфеуса, где зрителю средством поединка объясняются возможности системы и сила разума, сцену перестрелки в холле, на крыше и «ловля вертолета, заставляющая зрителя задуматься о том, Избранный Андерсон или нет.

Необычным способом изображены машины. В отличии от остальных фильмов, посвященных противостоянию человека и искусственного интеллекта, здесь машина показана как в какой-то мере живое существо, способное на сбои, ошибки, и, как ни странно, обладающее эмоциями. Машина (в данном случае - программа) показана, практически как «плоть и кровь» человека, со злобой, завистью, и даже добротой. Единственным воплощением тупой и неодолимой силы среди машин, можно назвать механических спрутов, охотящихся за людьми в Сионе.

Главный антагонист картины, Агент Смит, программа, инструмент саморегуляции системы, представляется нам как раз машиной с проявлением человеческого. Он имеет мотивацию своих действий, считая человечество вирусом, болезнью Земли, а себя лекарством. Но кроме своих мотиваций, он имеет предназначение — защищать систему от нарушителей. И он выполняет свою задачу. Смит в первом фильме может быть интересен тем, что не является опереточным злодеем, делающим зло, во имя зла.

Да и само понятие зла в этом фильме достойно обсуждения. Ведь что делают машины? Они лишают человека реальности давая ему взамен жизнь лучшемогли иметь на зараженных радиацией, на развалинах старого мира. Эту идею создатели пытаются пронести через поступок Сайфера.

Слабым звеном «Матрицы являются недостаточно глубокое изображение персонажей и человеческих отношений. Несмотря на то, что внимательный зритель сможет узнать какую-то часть биографии Нео (где родился, учился), представляется нам, как человек, живущий в полусне, местами туповатый и интересующийся лишь одним вопросом: Что такое Матрица? Не сказать, что это сильный образ.

Гораздо более выразительным получился Морфеус. Он фанатик, верящий в Избранных, предсказательниц, мессий, в чудеса. Он верит в то, что Нео принесет им чудо. Но кроме того, Морфеус обладает харизмой и талантом лидера. От Сайфера мы узнаем, что обманом из Матрицы был вытащен не только Нео, но и все члены экипажа Навуходоносора. Т.е. для осуществления своих целей, Морфеус набирал команду, наплевав на их свободу выбора и их жизни.

Что же касается человеческих отношений то это самое слабое место фильма. Начиная с того, что история Нео и Тринити, на которую Вачовски хотели сделать уклон была изображена неправдоподобно. Конечно, можно уследить причинно-следственную связь (Тринити была самой красивой женщиной на корабле и проявив инициативу получила от Нео ответ) Но, тем не менее, эти детали выделены слишком слабо. А те речи любви, которые она шептала Нео в конце фильма и вовсе выглядят фальшиво.

Поверить же в любовь Сайфера к героини Кэрри — Энн Мосс гораздо легче. Ведь нам показывают, что при тех жестких условиях жизни в реальном мире у их женщин не может сохраняться красота... Тринити, как уже было сказано, самая красивая на всем «Навуходоносоре».

При всем этом человеческой теплоты в фильм могло добавить музыкальное сопровождение. Всем известно, как музыка может нагнать саспенс или заставить зрителя плакать. Однако, творения Дона Дэвиса не придавал фильму абсолютно никакой эмоциональности, напротив, он лишь подчеркивал всю «искусственность» происходящего, а местами, и вовсе придавал фильму пафоса.

Однако с саундтреком Вачовски не прогадали. Такие отличные композиции как Сlubbed to death и Spybreak, придали фильму драйв и динамику.

Что касается стилистических находок, то они потрясающи - буллет-тайм, или же дождь зеленых символов, рапида, зависание в воздухе. Даже вступительные титры. Смотрится все это отлично, и это несмотря на что многие из этих вещей (тот же буллет-тайм, только более примитивный) в боевиках Джона Ву или же понских аниме (вспоминаем «Ghost in the Shell"). Все эти находки был реализованы в «Матрице» наилучшим образом.

Несмотря на это (или благодаря этому?), восприятие фильма было разным. Многие, посмотрев «Матрицу» раз или два заносили ее в разряд тупых боевиков, по принципу: «Фильм плохой, потому что там стреляют». Естественно, не стоит обращать внимания на лозунги о фильме, вроде таких: «Матрица - это философия уровня размышлений Конфуция! Это учебник жизни!!!», потому что кроме смысловой составляющей, Вачовски уделяли не мало времени боевой направленности, стилистическим находкам и визуальной части. Нельзя забывать, что это фантастический боевик.

Однако, для фантастического боевика уровень смысловой нагрузки Матрицы высок.

Известный факт: 90-ые годы для кинофантастики были гораздо менее благоприятными, нежели 80-ые. Можно даже сказать, что 90-е ознаменовали ее спад. С расцветом цифровой технологии научно-фантастические фильмы стали терять смысл, скатываясь в откровенный примитивизм.

Тем не менее, первая «Матрица» показала, что даже в период расцвета спецэффектов, и фильмов, делающихся только ради спецэффектов, может выходить кино, визуальная часть и идейная составляющая отлично сбалансрованы. «Матрица" дала нам надежду на то, что в НФ 21 не деградирует в маргинальный и чисто коммерческий жанр.

Самая запоминающаяся сцена:

В этом фильме каждая вторая выжигает отметину на подкорке мозга, однако, самой запоминающейся из них можно назвать массовый отстрел солдат в фойе, который устраивают Нео и Тринити. Тут есть все что нужно: Невероятные кульбиты и прыжки по стенам, феерическая стрельба в копеечку, а также, массовое уничтожение живой силы и всег окружающего пространства. И все это под динамичное музыкальное сопровождение под названием:"ЗруЬгеак". Несмотря на отсутствие буллет-тайм, эту сцену так же можно назвать визитной карточкой первой Матрицы.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Появлению в 1999 году на экранах культовой «Матрицы» способствовала длительная подготовка, потребовавшая полной отдачи от ее создателей, всех моральных и физических способностей.

Это была колоссальная работа каждого человека, в которой не щадили ни себя, ни остальных, потому что результат предвиделся единственный, - быть в рядах лучших.
Можно с полным правом утверждать, что одна из самых загадочных и сложных историй кинематографа появилась в нашем мире в далеком 1993 году, когда был написан черновой сценарий фильма. Через 4 года, осенью 1997, стартовал пре-продакшн «Матрицы».
Основная часть съемок проходила в столице Австралии красавце Сиднее, жители которого называют его «городом будущего» из-за множества зданий необычного стиля, сочетающего стекло и пластик. Сам съемочный процесс продолжался 118 дней, не считая времени, затраченного на пост-продакшн. Для многих сцен «Матрицы» были построены огромные декорации самых различных вариаций, а сцена битвы на крыше с агентами снималась в декорациях, использованных ранее в картине картине «Темный город»

Пристальное внимание уделялось правдоподобности. Например, сет по задумке должен напоминать американское гетто, поскольку действие фильма происходит в Чикаго. А поскольку мельчайшим элементам фильма уделялось огромное внимание, то в сцене, где оператор Танк просматривает карту города, то там использована самая настоящая карта Чикаго. Таким образом, улицы, на которые он направляет Нео в ходе финального бегства, реально существующи улицы американского мегаполиса.

Актерам, исполняющим ключевые роли, следовало научиться основным приемам восточных единоборств, без дублеров (что вовсе не отменяло их присутсвия) воспроизводя сложнейшие элементы в сценах картины. Их тренировки проходили с осени 1997 по март 1998 года при участии мастера-хореографии Ву Пина в соответствии с жестким графиком. Актерам приходилось несладко, ведь им предстояло бегать по стенам и исполнять сложнейшие удары, выходя на съемочную площадку даже не взирая на травмы, а исполнитель роли Нео, Киану Ривз, не переставал тренироваться даже после операции на шейных позвонках. Интересны многие моменты, созданные специально для картины. Так, был разработан холодно-зеленый светофильтр используемый во всех сценах внутри Матрицы. Он вызывает у зрителя некое отторжение и подчеркивает икусственную природу виртуальной реальности. Визитной карточкой проекта стал «буллет-тайм", созданный с помощью техники старинной художественной фотографии, когда вокруг объекта устанавливается большое число камер, а затем, в ходе монтажа, берется по первому кадру с каждой камеры. В результате зритель идит, как камера движется вокруг неподвижного объекта, а чтобы смягчить движение, резкое из-за быстрых переходов от одного кадра к другому, на компьютере создают шабпон. Следует заметить, что основная работа по реализации данной технологии проводилась на студии Manex Visual Effects, славящейся своими передовыми технологиями.

Что примечательно, не все передовые эффекты успели сделать к рекламной компании «Матрицы». Например, в трейлерах фильма использована незавершенная сцена с эффектом «буллет-тайм». Отсутствовал и знаменитый зеленый светофильтр.

Но было бы неправильно считать, что достоинства «Матрицы» состоят лишь в сложных и мастерски исполненных спецэффектах. Режиссеры фильма, братья Вачовски, не переставали удивлять зрителя, подготавливая множество сложнейших с технической точки зрения сцен, при этом отказываясь от компьютерных съемок, если можно было обойтись без них. Так в сцене, где Морфеус рассказывает Нео о сущности Матрицы, показывая на женщину в красном, использовано множество близнецов для создания иллюзии программирования.
Впрочем, результат стараний братьев Вачовски и сьемочной группы был налицо. Не считая кассового успеха их детища, фильм получил Оскар за лучшие спецэффекты.

ФИЛЬМ ВТОРОЙ


Вопреки мнению большинства, которое состоит в том, что братья Вачовски понеслись снимать сиквелы Матрицы, только после того, как растратили деньги, заработанные на первом фильме, и оказались на грани голодания, это не так. Матрица с самого
начала планировалась трилогией. Черновой сценарий второй Матрицы был закончен уже в апреле 1999 года, через месяц после выхода первой части.

Перспективные заделы на продолжения можно заметить при внимательном просмотре первого фильма. Матричная схема не была раскрыта достаточно подробно, было не совсем понятно, кто такая Пифия, все ли в Сионе так же одержимы поисками Избранного, как Морфеус, или там есть вменяемые люди и т.д.

Режиссеры усердно пытались ответить на эти вопросы в сиквеле и уделили в нем немало времени для раскрытия мира Матрицы. Демонстрируют город Сион, подробно объяснена суть программных ошибок, затронута тема «живых» программ. Введением в сюжет эмоциональной парочки Меровингиан и Персефона, Вачовски попытались провести более подробное рассмотрение последней темы. Так же зрителю наконец-то дают понять, почему практически всемогущие машины позволяли повстанцам так часто выходить из стычек
победителями.

На экраны возвращается персонаж Хьюго Уивинга (Агент Смит) - защитная программа Матрицы. Теперь Смит сменил свой статус и является системной «ошибкой» (вспомним, что м-р Андерсон сделал с ним в финале первой части), но, несмотря на это, он продолжает выполнять свою функцию по устранению нарушителей, делая все возможное для ликвидации Нео.

Через фильм проходит идея о выборе и его иллюзорности. Ведь, казалось бы, какой может быть выбор у существ, которые действуют всегда одинаково? Они не выбирают, они делают. У них нет возможности отменить свои поступки. Развязка ленты и злостный клифф-хангер наглядно покажут зрителю, что на эту тему думают авторы.

И, тем не менее, перенасыщенность экшеном (пусть он выполнен на порядок выше, чем в первой части) и еще более гипертрофированный пафос, чем в первой части, не дают реализоваться идеям фильма в полной мере. Баланс действия не выдержан.
Компьютерные спецэффекты, несмотря на всю масштабность, выглядят все же менее натурально, чем в первой части. А вот, бутафория здесь гораздо лучше. Вспомнить хотя бы десятки масок с лицом Хьюго Уивинга, которые носят статисты, играющие клонов Смита или же попноразмерные модепи экзоскелетов и механических спрутов.

В целом, картина вышла несколько проще первой части, количество подтекстов и аллюзий
проще первой части, количество аллюзий снизилось до минимума, а смысл фильма подан скомкано.

В совокупности с русским дубляжем (в результате которого часть фраз потеряла
свое первоначальное значение), фильм сильно преображается. И не в самую лучшую сторону.

Самая запоминающаяся сцена:

Без сомнения, сцена битвы Нео и армии Смитов во дворе, является не только одним из лых зрелищных боев во франшизе, но и ярчайшей сценой, подчеркивающей масштабность размах второй части трипогии. Все фирменные фишки Матрицы (slo-mo и облет камерой) здесь присутствуют.

ФИЛЬМ ТРЕТИЙ


Как известно, оба продолжения Матрицы снимались одновременно. Если посмотреть на это аллегорично и представить, что оба фильма это два ребенка из одного семейства, то «Перезагрузка" - это дитя, которому доставалось от родителей самое лучшее и полезное, в то время «Революция» - ребенок, жадно доедавший огрызки с общего стола. Ибо в ней было потеряно абсолютно все, начиная от стиля и логики сюжета и заканчивая идеей.

Теперь тут уже нет неоднозначных персонажей, тонких аллюзий или каких бы то ни было подтекстов. Персонажи разделились на плохих и хороших, а центром композиции стал экшен. Фильм превратился в самый обычный боевик. Хотя, начиналось все это многообещающе. Вроде бы, казалось, сейчас Вачовски объяснят все, что мы хотели узнать со времен второй части, что сейчас они дадут этой трилогии эпическое завершение. Но нет. Не получилось.

Агент Смит из машины с человеческими чертами предстает перед зрителем в образе опереточного злодея, который творит зло во имя зла. Теперь его цель не устранить нарушителя Нео, для того, чтобы дать Матрице продолжать работу. Зрителю будет забавно узнать, что оказывается, все это время он мечтал исключительно о том чтобы «превратить в себя» всех и вся, будь-то Матрица или реальный мир. А Нео и прочие, это так, небольшой бонус.

Дальше - больше. Оборона Сиона проходит в лучших традициях боевиков 80-ых годов, когда герои со зверским выражением лица отстреливаются от бесчисленных сил врага, в то время, как сами эти враги парят вокруг, периодически покусывая и покалывая лишь несчастных статистов. При просмотре этого феерического зрелища хочется узнать, почему сверхумные машины, сумевшие соорудить сложнейшую систему обмана под названием «Матрица», не смогли додуматься сначала запустить в Сион бомбу, а уже потом добить остатки тщедушных сопротивленцев механическими спрутами.

Даже если забыть о всякого рода натяжках, и ляпах в этой картине, итог все равно получается неутешительный, ибо художественность растворилась в экшене и примитивных диалогах. Да и сам экшен уже перестал служить средством для раскрытия персонажей. Весь смысл фильма заключается в том, что Нео - новый мессия. Что-то не то. Учитывая то, что большинству зрителей этот факт был известен с первого фильма...

Сценарий «Матрицы 3» в целом можно описать так: Тринити освобождает Нео, а потом они на пару летят в город Машин, чтобы остановить злодейства. В Сионе идет ожесточенная борьба с вторжением, а Смит, тем временем, «захватывает» всю Матрицу и готовится к завоеванию реального мира. В итоге, Нео просит повелителя Машин дать ему сразиться со Смитом и спасти мир, взамен на то, что Машины откажутся уничтожать Сион. И вы не поверите, Бог Машин соглашается. Дальше драка и... впрочем, не будем об этом.

Все это происходит на протяжении двух часов. При том, что основная часть действия укладывается в первые 30 минут, а потом (больше часа) зрителю демонстрируют мясорубку в Сионе.

Для того, чтобы компенсировать недостаток смысла и прибавить драматизма, Вачовски решают избавиться от пары ключевых персонажей. Но нельзя сказать, что это придает фильму драматизма или делает его многогранней.

Результат получился довольно странный.

«Матрица» изначально славилась тем, что сочетала в себе визуальные красоты, продуманный сюжет, и интересную тематику. Здесь же, осталось только первое. В визуальном плане фильм почти безупречен. Вот только где все остальное?

Знаменитый слоган фильма "Все что имеет начало, имеет конец" очень точно подчеркивают суть всей третьей части. Ибо той Матрицы, которая доказала, что кинофантастика еще не являет собой чисто коммерческий и маргинальный жанр, больше нет. Ей настал конец. Выродилась в самый простой боевик, где спецэффекты и экшен являют собой главных героев, в то время как персонажи и сюжет тихо курят в сторонке...

Самая запоминающаяся сцена:

Несмотря на то, что основное время картины проходит под знаком крушения роботов-спрутов, самой мощной сценой является кульминация отношений Нео и Смита, которая проходит в эпической битве под дождем. Две противоположности сошлись один на один. И на этот раз тут нет никаких выкрутасов с кунг-фу. Здесь идет грубая уличная драка двух виртуальных божеств, со знаменитым замедлением при ударе кулака Избранного о челюсть нерадивого захватчика системы. Красиво смотрится.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ СИКВЕЛОВ МАТРИЦЫ

Выход «Матрицы» в 1999 году стал своеобразным откровением. Спецэффекты «на острие копья», безотлагательно озаимствованные режиссерами из многих ругих фильмов, красиво и зрелищно поставленные сцены боев, своеобразная концепция сюжета в киберсовременной трактовке старой как мир философии о том, что реальность - это не только и не всегда то, что человек видит, чувствует, ощущает...

Картина братьев Вачовски заинтриговала, удивила, стала неожиданностью, явившись редким примером фильма, оказавшегося в нужное время в нужном месте.

Говорят, у каждого времени свои сказки, и без преувеличения можно сказать, что десять лет назад пришло время «Матрицы», умело играющей на слабых и сильных сторонах современного среднестатистического человека, будни которого связаны с компьютером, а мечты с безрассудными поступками.

Помните фразу из фильма «то, что имеет начало, имеет и конец»? Разве мог этот фильм не вернуться на экраны, лишив возможности увидеть продолжение истории и узнать судьбы героев? Конечно же, нет.

И теперь, спустя десять лет с момента выхода первой части трилогии, можно с полным правом утверждать, что, несмотря на различное к ней отношение (от обожания до полного неприятия), «Матрица» в достаточной степени обогатила кинематограф, чтобы его можно было легкомысленно представить без нее.

Вторая и третья части трилогии носят названия «Матрица: Перезагрузка» и «Матрица: Революция». Создатели проекта, братья Ларри и Энди Вачовски по сей день смеются, что сами не ожидали, сколь масштабным он в итоге получится.

При этом в глазах у режиссеров огонек лукавства, им ли не знать, сколько сил и средств вложено в трилогию. Съемочная группа работала чуть ли не по двадцать часов в день, а Вачовски зачастую сутками не покидали павильоны киностудии. Им предлагали поставить «Бэтмен: Начало» (2005), но они отказались, чтобы сделать сиквелы своего самого успешного фильма.

Подготовка к съемкам второй и третьей «Матрицы» настолько разожгла интерес публики, что по условиям контракта братьям Вачовски на время работы над сиквелами запрещалось давать интервью средствам массовой информации. А впоследствии актерам давали лишь их часть сценария, во избежание утечек информации о сюжете в прессу. Притом, что Лоуренс Фишборн, Джада Пинкетт Смит и Энтони Вонг согласились сниматься в сиквелах, даже не читая сценария.

Подготовка к съемкам двух последующих частей трилогии началась в августе 2000 года. По словам режиссеров, они не хотели тянуть время между выходами последующих частей, оставляя между ними промежуток в несколько лет.

«Это единая история и еще на съемках первой части мы знали, чем закончим третью», - говорил Ларри Вачовски в одном из интервью. Что ж, времени даром они не теряли, параллельно создавая первые концепт-арты и виртуальные наработки, вошедшие в основу знаменитой компьютерной графики фильмов, внесших ощутимый вклад в развитие теории о компьютеризированном изображении в кино.

Актеры, режиссеры, постановщики в интервью не раз говорили, что были счастливо вновь работать в прежней команде, на время заменившей им семью. Но по их же собственным признаниям, съемки во второй и третьей «Матрице» оказались куда сложнее, чем они могли себе представить после опыта 1998 года.

Вачовски тщательно обдумывали каждый элемент сиквелов, требуя большей детализации и реалистичности. Один из их коллег сравнил работу над фильмом с созданием комикса, в котором нужно прорисовать каждую деталь с ювелирной точностью и она обязательно должна иметь свое значение.

Особое внимание уделялось созданию боевых сцен, составляющих визитную карточку и гордость «Матрицы». Закономерно, что ответственность за них легла на специалиста по спецэффектам Джона Гаета и хореографа Ву Пинга, доказавшим свои профессионализм в первой части.

Тщательность с которой шло создание боевых сцен впечатляет. Актерам, задействованным в них, пришлось 8 месяцев посещать курсы физической подготовки несмотря на то, что в ходе съемок первой «Матрицы» они уже проходили длительные тренировки с Ву Пингом и знали некоторые элементы.

Но как потом признавался Лоуренс Фишборн, сыгравший роль Морфеуса, все, что они умели до съемок в сиквелах, было лишь разминкой по сравнению с тем, что предстояло освоить.
Работа потребовала концентрации всех сил, как физических, так и моральных. Актрисе Кэрри-Энн Мосс (Тринити) наравне с мужчинами приходилось исполнять самые сложные трюки. Например, ей понадобилось шесть месяцев, чтобы добиться идеального исполнения удара скорпиона в начале фильма. Киану Ривз смеется, что все они ходили в синяках, с саднящими коленями и локтями, а нередко и вовсе едва могли подняться с постели на следующее утро после съемок боевых сцен.

Несмотря на предосторожности, не обошлось без серьезных травм. Кэрри-Энн повредила ногу, Фишборн сломал руку, а у Хьюго Уивинга сместился шейный позвонок.
Огромное внимание уделялось и владению оружием. Актеры были обязаны уметь правильно обращаться с разнообразными видами холодного и огнестрельного.

В конце марта 2001 года начались съемки. Как и первый фильм, оба сиквела «Матрицы» снимали в Австралии, на студии «20-th Century Fox», и лишь немногое в Калифорнии.
Сразу же по началу съемок Вачовски продемонстрировали удивительную слаженность выполнения большого объема работ за минимально возможные сроки.

Первая сцена, за съемки которой взялась группа по приезде в Сидней - побег Морфеуса и Тринити из дома Меровингиана, персонажа, противостоящего им в последующих частях «Матрицы».

Интересно, что его имя в действительности относится к названию правящей элиты старой Франции (недаром в процессе съемок Ламбера Вильсона попросили специально преувеличить французский акцент), а также имя предполагаемого потомства Иисуса и Марии Магдалины.
И уже в мае съемочная группа приступила к съемкам знаменитой погони по шоссе для второй «Матрицы». Именно эта погоня впоследствии стала эталоном того, как нужно снимать подобные сцены.

По сюжету для действия требовалась многополосная дорога значительной протяженности. Такая была найдена в штате Огайо, но от идеи пришлось отказаться из-за невозможности остановки движения по многополосной трассе, в результате чего дизайнер проекта Оуэн Патерсон сделал официальное заявление, что то шоссе не вписывается в стиль, изначально заданный "Матрицей"

Тогда нужное шоссе длиной 1,4 мили было создано в Австралии, специально для съемок погони, которые длились три месяца, после чего шоссе было разрушено.

Компания «General Motors» по такому случаю пожертвовала 300 автомобилей, к концу которых все 300 использовались по назначению, то есть были разбиты.

К слову, те, кто считает, что большая часть съемок на шоссе является компьютерной графикой, ошибаются. Например, сцена с переворачивающейся машиной, разбивающей, словно кегли, авто, едущие рядом с ней, снималась без применения компьютерной графики. Да и Кэрри-Энн Мосс пришлось лично сесть за руль мотоцикла, мчащегося на огромной скорости во время погони, когда за ее спиной сидел пассажир.

Впоследствии Кэрри не раз говорила, что хоть и достойно отыграла опасную сцену, испытав при этом сильные эмоции, но изрядно натерпелась страху, отвечая не только за свою жизнь, но и за жизнь сидящего с ней актера, исполнителя роли Мастера Ключей.

Неудивительно, что при подобном размахе одна только 17-ти минутная сцена боя со свитой Меровингиана и погони Близнецов, стоила около $40 миллионов. В то же время завершилось создание декораций для боя Нео и клонов Агента Смита - одного из центральных и масштабных моментов фильма, который снимался в течение 27 дней. В съемках участвовали как живые люди, надевшие маски, копирующие лицо заклятого врага главного героя, так и компьютерные образы.

Там же были применены нестандартные звуковые эффекты на основе звука опрокидывающегося домино или шара для боулинга, сбивающего кегли. Кроме того, там присутствуют четыре полностью компьютерные сцены, особенно сложные, в которых не было задействовано ни одного живого актера, для чего потребовалось лишь отсканировать изображения Киану Ривза и Хьюго Уивинга.

Чуть позже были готовы массивные декорации единственного города людей Сиона, куда доставили огромную массовку для съемок ритуального танца жителей города. Всего же в ходе съемок было использовано 140 площадок с различными декорациями, создано более семи тысяч костюмов.

Великолепные спецэффекты обошлись создателям в $100 миллионов. Когда возникло сомнение, что «Матрица: Перезагрузка» не окупит затраты на них, исполнитель главного героя Нео Киану Ривз на благо фильма отказался от причитающейся ему доли от продажи билетов равной примерно $38 миллионам. Благородно, не правда ли?

Кроме того, во время съемочного процесса по договоренности с властями Сиднея на 4 часа было перекрыто абсолютно все движение для обеспечения безопасности при съемках сцены с вертолетом, летающим на предельно низкой высоте.

Из некоторых небоскребов даже пришлось эвакуировать людей, которые позже с восторгом рассказывали, что ради съемок «Матрицы» им пришлось покинуть собственные квартиры.

К сожалению, без трагических событий не обошлось. Глория Фостер, сыгравшая роль предсказательницы Пифии в первой и второй «Матрицах», скончалась, так и не успев исполнить роль в третьей. Ее заменила актриса Мэри Элис, коллега Фостер по театру, с которой они неоднократно вместе выходили на сцену. Режиссерам пришлось подправить сценарий, чтобы достоверно объяснить изменение внешности Пифии.

Певица Алия должна была играть роль Зи, жены пилота корабля Навуходоноссер -Линка, но девушка погибла в авиакатастрофе незадолго до начала съемок. На ее место пригласили неизвестную актрису Нону Гейе, дочь актера Марвина Гейе. По слухам на эту же роль претендовали такие звезды, как Ева Мендес, Саманта Мамба и Брэнди Норвуд.

После двух неожиданных смертей актрис съемочная группа провела три «церемонии благословения», пытаясь таким образом получить для проекта защиту от высших сил. В качестве своеобразного талисмана в сиквелах использовали красное кресло Морфеуса, то самое, в котором он объяснял Нео природу Матрицы в первом фильме.

Впрочем, многие элементы повествования можно встретить и в реальной жизни. Например, программу, с помощью которой Тринити взламывает компьютер на электростанции. Взлом показан более чем реалистично. И если Тринити - образ женщины, призванной спасти этот мир, то Персефона, жена Меровингиана, в исполнении Моники Белуччи, приглашенной в проект после того, как Вачовски увидели ее фильм «Малена», та женщина, что этот мир погубит. Поклонники актрисы пришли в восторг, не взирая на то, что откровенные наряды актрисы затмили ее актерские способности. Да и фильм, идущий по телевизору, в сцене, где Персефона стреляет в охранников своего мужа, называется "Невеста Дракулы", где в свое время Белуччи исполнила роль вместе с Киану Ривзом, а само имя Персефона служит отсылкой к древнегреческому мифу, где Персефона - жена властелина Аида, Царства Мертвых. И подобно ей, она питается эмоциями людей (в данном случае, эмоциями Нео).

Плюсом съемок послужила возможность актеров принимать непосредственное участие в дополнениях сюжета. Таким образом Лоуренс Фишборн внес идею того, чтобы персонажи снимали темные очки перед боем, что дает почувствовать серьезность их схватки и уязвимость противника.

Будучи в восторге от первой «Матрицы», актер Ян Блисс, исполнивший роль Бэйна, человека, одержимого агентом Смитом, с энтузиазмом копировал образ, безупречно созданный Хьюго Уивингом. На роль загадочного Архитектора приглашали Шона Коннери, но он отказался от участия, сославшись на то, что ему не понятна идея фильма (позже он согласится на съемки опять же непонятной ему «Лиги выдающихся джентельменов», которая с треском провалится в прокате).

Съемки второго и третьего фильмов завершились 21 августа 2002 года. За полгода до этой даты был снят штурм Сиона, а самой последней проходила съемка непростого для Ривза и Мосс полета их персонажей в город машин.

Как только последняя сцена была окончена, состоялся грандиозный банкет съемочной группы, а за обработку снятого материала взялись компьютерщики и монтажеры.

«Матрица: Перезагрузка» и «Матрица: Революция» вышли на экраны в 2003 году с разницей в несколько месяцев, а не недель, как планировалось ранее. Кроме того, картину занесли в «Книгу рекордов Гиннеса» как самый растиражированный фильм из-за выпуска в прокат числом в 8517 копий. А на 1 января 2009 года «Матрица: Перезагрузка» оказалась самым кассовым фильмом с рейтингом R. В России премьеры прошли сразу в 157 кинотеатрах.

После того, как второй и третий фильмы вышли в свет, зрители буквально раскололись на два лагеря. Тех, кто принял сиквелы, и тех, кто настроен против них. Следует признать, что оригинальная и своевременная подача первой «Матрицы» произвела все же больший эффект на сознание зрителей.

Первое всегда остается первым. Но при этом трилогия «Матрицы» - единая история, чья концепция создавалась одними и теми же режиссерами. Правда, сиквелы 2003 года отличаются несколько изменившимися героями.

ЖИЗНЬ ПОД ЗНАКОМ МАТРИЦЫ
(о культурном феномене легендарной саги)


Знаменитый писатель Джозеф Кемпбелл в одной из своих книг писал, что мифы начинаются там, где вы находитесь и являются порождением места и времени, вместе с которыми могут стареть и умирать.

Так чему же, как ни кино, своеобразной техномагии, замешанной на свойствах человеческой души дарить нашему времени свои эпические и загадочные истории?

На рубеже XX и XXI веков мир грезил четырьмя масштабными фильмами, прочно создавшими по собственной реальности: «Звездные войны», «Гарри Поттер», «Властелин колец» и «Матрица».

Но у каждой из саг существует своя особенность.

И если вселенная «Властелина колец» ограничивается местом действия -Срединными землями, мир «Гарри Поттера» открывает двери лишь для магов, а «Звездные войны» произошли «давным-давно в одной далекой предалекой галактике», то «Матрица» начинается прямо здесь и сейчас, в нашей с вами реальности, в привычном нам времени, изменяя привычные границы пространства до тех пор, чтобы оказавшись в иллюзорном мире не перестать чувствовать что-то интуитивно знакомое, полузабытое, влекущее.

Режиссеры братья Вачовски соткали паутину из философии, зрелищности и мистики, заставив людей поверить в то, чего они никогда не узнают, поверить во все эти условные границы и призрачные проишествия, случившиеся не с ними, но для них и о них.

Увидя свет на рубеже веков, в предвкушающем новый Миллениум 1999-м, «Матрица» - чуть ли не знамя времени, исподволь поставившим перед человечеством проблемы дальнейшего развития все более технократического мира. Здесь почти эпический рассказ о провозглашенной людьми реальности, которая по сути - искусственно сгенерированный сон, программа, иллюзия, обман, мираж, призрак, ничто...

Но вместе с тем, для спящего человека его сон - бесконечная реальность и правда.

Так как можем мы быть уверены, что в данный момент не спим, не движемся виртуальными образами по матрице, не являемся всего-навсего чьим-то чужим сном?

Матрица» - не то кино, что призвано отвечать на самые важные вопросы, но онл умеет правильно их ставить.

При этом фильм универсален. Под отполированной поверхностью потрясающего экшена находится утонченная философская начинка, причем, и то, и другое идеально уравновешивают друг друга, примиряя противоположности зрителей.

Кроме того, в картину включены постулаты древнейших религий и мифологий, что придает ей весомость в глазах зрителей и дополнительные очки в создании своего мира.

Пожалуй, именно первая «Матрица» создала прецедент, когда зритель получил что-то не вполне ожидаемое, но вместе с тем идеально удовлетворяющее его запросы.

Тем самым, «Матрица» заняла положенное ей место. Ровно посередине искусства развлекать зрителя и мастерства заставить его думать. Согласитесь, с двойными задачами не так легко справиться.

Впрочем, тем и ценна мифология.

Виталий Арабаджи, Ирина Лукьянова



.
Нравится
 
Комментарии:
1. Антон Минасов 03.06.2009 06:51
Я уже грил, статья в общем и целом знатная - информативная и даже такая настольгическая (: Стилистически, впрочем, середнячок, но т.к. нам, продвинутым людям, содержание важнее формы - восьмерочка (!)
2. Игорь Талалаев 10.06.2009 02:54
Да, информации тут много. Я-то до дыр засмотрел первую часть (был у нас один проект, связанный с Матрицей, так что без преувеличения говорю, что смотрел не менее пятидесяти раз), и то кое-что новое для себя открыл.
3. Виталий Арабаджи 12.06.2009 23:38
Это конечно будет гиперпафосно и стереотипно, но именно ради таких отзывов я и работаю. Yeaaahhh!!!
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 51 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio