Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Банды Нью-Йорка (Gangs of New York), 2002
Автор: Никита ГлуховДата: 01.06.2011 15:10
Разместил: Олег Варнавский
Комментарии: (0)


БАНДЫ НЬЮ-ЙОРКА (GANGS OF NEW YORK)
Жанр:
криминальная драма
2002, США-Германия-Великобритания-Нидерланды-Италия, 167 мин.
Режиссер: Мартин Скорсезе
В ролях: Леонардо ДиКаприо, Дэниэл Дэй-Льюис, Кэмерон Диаз, Джим Броудбент, Джон Си Райли, Генри Томас, Лиам Нисон, Брендан Глисон

Смазливый парнишка выходит в порту старого Нью-Йорка, получает от кого полбуханки хлеба и ненавязчивую полит-агитку и идёт навстречу своей, как он уверен, чёткой судьбе. Судьбе в раздираемом войной банд, городе, в котором в смертельной лотерее выбирались новобранцы на передовые гражданской войны. Парнишка этот - всё ещё тот наивный и зелёный юнец Джек, закалившийся рядом с тонущим лайнером, с одним лишь отличием: тёмная сторона пожирает его изнутри.

Немудрено, что скорсезовский блюз американских улочек для вида номинировался на Оскар, но показательно не награждался из года в год. Высоким лбам подавай высокую историю, где светлые до пламенного мотора в груди герои, пританцовывая на улицах и напевая о том, как они любят Америку, попадают в грустнейшие трудности, из которых потом выходят с высоко поднятой головой, начищенными мылом морали руками и поднятой до максимума кармой. От этого трафарета Скорсезе неизменно брал только моторы и на протяжении многих фильмов пачкал руки героев кровью на улицах любимого Нью-Йорка, и через подобную особенность с каждым фильм продолжает совершенствовать противопоставление любви к эпохе и ярости. Зашкаливающие количество ярости «Банд Нью-Йорка» диктуется неистовостью драк и подмеченным натурализмом (хотя ни одних кишок из тел вынуто не было, а все самые жёсткие удары прикрывались резким и невменяемым монтажом), но отнюдь не политическим символизмом, в котором толпа патриотов забрасывает овощами актёра, играющего Линкольна.

Любовь выясняется в медленно, но неровно раскачиваемой шекспировской трагедии, в которой для каждого героя эпиграфа заготовлена своя пуля возмездия. Как снежный ком былых грехов, запрятанный всем Нью-Йорком на самой вершине горы, вместе с юнцом Амстердамом на город катится не останавливаемая расплата. Политическая составляющая фильма умело лишает мозгов все улицы, превращая обычного грешного человека в справедливый образ ромеровских зомби, которых под конец фильма становится достаточно для того, чтобы сбросить на старые улочки атомную бомбу. Ну, или обстрелять с кораблей. Красная кровь через час уже просто земля, а через два - на ней цветы и трава. Из пепла поднимется нация, которую Скорсезе пусть и любит, но не романтизирует. Потому что героям решать: отстроить жизнь заново на руинах старого города или послать всё к чертям и плыть по морю сто лет, чтобы выгребать золото из воды в Калифорнии.

Кино легко условно поделить на три смысловые части. В первой недоделанный Гамлет по возвращении в Нью-Йорк думает думы о том, как дать волю злобе, зревшей внутри полтора десятка лет. Во второй всё ещё недоделанный, этот Гамлет уже передумал все думы, всё удачно провернул, осталось только заточку вовремя достать. В третьей же думать не нужно. Гамлет доделан, персонажи постепенно мрут в истинной скорсезовской манере смеси лёгкого наплевательства и латентного сочувствия. Теперь нужно проникаться эпиком трагедии, которая зрела всё это время вокруг двух главных героев.

Вторая половина 18-го века. Нью-Йоркское гетто, расизм, ксенофобия, ад и содомия. Кажется, что вот он, конец света, настал на пару веков раньше предсказанного, ибо правительства нет видно, законы не соблюдаются, воры воруют у бедняков, а борщ вообще не красный. И вот в это чудо зарождающегося капитализма прибывают всё новые и новые пачки эмигрантов, словно жизнь в чужом гадюшнике внезапно может принести пользу. Не все же рождены с полным амбиций взглядом ДиКаприо, который может внезапно заметить какой-нибудь влиятельный человек. В какой-то момент вся эта дикая костюмированная пляска исторической трагедизации по племенному строю начинает напоминать мутацию фэнтези: на той улице живут орки - сильные и глупые создания; pядом с ними улица гоблинов - мелочные и хитрые, а в двух кварталах от них обосновались тролли - говорят на непонятном языке, загадочно улыбаются копам и приносят много вреда всем, кто говорит на английском. А главный герой, как преследующий высшую цель в этом рассаднике Мордора, высокий эльф, решил ощутить на своей нежной шкуре романтику низших улиц. Линкольн здесь скорей как абстрактное зеркало главного патриота Нью-Йорка. В чём-то даже вторящий падшему в самом начале пастору Валлону.

Сотни костюмов, воссозданные с нуля улицы, тонны актёров с ножами и топорами наперевес. Благодаря независимой работе целых трёх сценаристов, «Банды Нью-Йорка» вместили в себя несколько полноценных жанров, из-за чего смена акцентов порой будет очень резкой и непонятной. Кровопролитные драки, как ответ «Властелину колец» сменятся политической мутью продажных отцов-основателей, которые в свою очередь отдадут на время штурвал "закулисью" военного эпоса и нераскрученной любовной мелодрамы. Охват действительно колоссальный и на создание подобной картины не жалко и пять лет потратить, и десять.

Не сказать, конечно, что это эдакий «Аватар» от Скорсезе, квинтэссенция творчества лучшего криминального режиссёра. Пусть идею фильма и лелеяли не один десяток лет, а на подготовку угрохали столько сил, средств и смекалки, что «этих бы людей, да на заводы - производство поднимать!» Пусть Скорсезе уже давно перестал эволюционировать, отточив свои режиссёрские идеалы. "Банды Нью-Йорка" всё равно будут только очередной вехой в творчестве не взрослеющего, но уже стареющего маэстро. Работа над ошибками не проделана. За монтаж - пороть. За ДиКаприо - пороть. За слона, за которым перед финальной битвой гнались озверевшие граждане - пусть сначала объяснится, а потом всё равно пороть.

Не буду оригинальным и повторю тысячи других людей, назвавших главным достоинством фильма Дэниэла Дэй-Льюиса, который долго открещивался от роли, но таки сдался, воплотив на экране любимый типаж Скорсезе, его визитная карточка. Личность, символизирующая умирающую эпоху. Образ мясника Билла - олицетворение старых устоев и порядков. Он, выработавший первобытную мудрость и поющий негласный блюз гетто родного города нетерпим к переменам. По сути Мясник - это старое языческое божество Нью-Йорка, и пусть он подлая тварь, жестокий убийца, деспот и вообще няшка, но в его системе координат всё до смешного просто и без подводных камней. И его Американская история икс в разы интересней пост-титаникового синдрома ДиКаприо, который вроде бы и пытается по-взрослому хмуриться и обижаться, но всё равно выглядит, как подросток, долго готовившийся к своему первому походу до ларька за сигаретами. Только после Отступников от него отделился этот молодёжный ареал вожделения, ибо и красивых людей в кинематографе стало побольше, и хороших актёров, соответственно, поменьше.

Никита Глухов
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 35 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio