Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Экранизация: Стивен Кинг
Автор: Ленциус, ПичуговДата: 21.09.2017 08:19
Разместил: Егор Пичугов
Комментарии: (1)
Стивен Эдвин Кинг — американский писатель, обладатель множества наград и премий, в том числе за выдающийся вклад в американскую литературу, мастер многих жанров, но прежде всего известный своими хоррор-историями, за что полноправно получил прозвище «Король ужасов».


На текущий момент Кинг опубликовал 55 романов, написал две сотни рассказов и пять научно-популярных книг. Обойти такого плодовитого автора кинодеятели просто не могли: в той или иной форме адаптаций произведений Стивена Кинга для больших и малых экранов насчитывается более полусотни. По случаю юбилея знаменитого писателя мы решили, отобрав несколько примеров экранизаций и ознакомившись с первоисточниками, попытаться ответить на вопрос: как много «Короля ужасов» в его экранизациях?

ПОБЕГ ИЗ ШОУШЕНКА (THE SHAWSHANK REDEMPTION), 1994


Кино, которое не нуждается в представлении. Бессменный лидер многочисленных авторитетных списков лучших картин всех времен и народов, 7 номинаций на «Оскар» и всего-навсего неполные 60 млн. долларов итоговых прокатных сборов.Фильм, который смотрели все, кто хоть как-то соотносит себя с миром кино, плюс те, кто случайно наткнулся на трансляцию по одному из телеканалов и уже не смог переключить. Но какова в этом заслуга оригинальной повести, послужившей основой для этой легендарной ленты?

И здесь тот редкий случай, когда практически каждый первый говорит, что кино лучше книги, и это безумное утверждение вполне похоже на правду. При этом стоит рассматривать данный факт исключительно как лишний комплимент фильму, нежели укор в сторону первоисточника. Режиссёр и сценарист Фрэнк Дарабонт заметно расширил и оживил сюжет, придал истории еще большую глубину за счет дополнительных сцен, отсутствовавших в стостраничной повести. При этом многие диалоги дословно процитированы, а расхождения с сюжетом довольно незначительны и заметны лишь пару раз.

Например, немного изменена судьба второстепенного героя по имени Брукс, причём, в адаптации показана более трагичная версия. Ещё одно отличие в том, что лучшего друга главного героя повести играет чернокожий Морган Фримен, книжный прототип которого ирландец по национальности (кличка «Рэд» как бы намекает, что мужчина рыжий). Учитывая, что за эту роль знаменитый актёр номинировался сразу на три престижные премии, назвать такое кастинговое решение неудачным язык не поворачивается. В остальном весь актёрский состав прилежно соответствует описаниям автора, как в плане внешности, так и по части особенностей характера.

Что уж говорить, если сам Кинг называет экранизацию не иначе как великим фильмом: «У истории есть сердце, а у фильма оно больше». А ведь ещё на этапе препродакшена, прочитав первую версию сценария, Стивен не верил, что его смогут когда-либо экранизировать потому что «там ничего не взрывается». Однако до экранов «Побег из Шоушенка» дошёл почти в неизменном виде. Пусть он слабо показал себя в прокате, зато сегодня это чуть ли не самый известный фильм в истории кино. И одна из немногих картин, о которой Кинг тепло отзывается на протяжении многих лет. Собственно, кто мы такие, чтобы спорить с творцом?


ЗЕЛЁНАЯ МИЛЯ (THE GREEN MILE), 1999


«Зелёная миля» – нетипичный Стивен Кинг. Что в книге, что в экранизации повествование сосредотачивается не на мистической силе ужаса, а на драме в духе «Побега из Шоушенка», что немудрено, ведь постановщиком фильма выступил… Фрэнк Дарабонт, снявший всё тот же «Побег из Шоушенка».

И что сказать, достаточно вспомнить «Джон Коффи, как напиток, только пишется иначе» и понимаешь, что в очередной экранизации романа драмы куда больше, чем во всех остальных фильмах вместе взятых. В ней божественное чудо, о котором настойчиво твердил Джулс из «Криминального чтива», нашло отображение в гигантской горе чернокожих мышц с такой же гигантской горой добродушия. Сочетание нечеловеческой физической силы и поведения похожего больше на умственно отсталого ребенка, чем на взрослого человека, который вдобавок робеет перед всем злом, что таят в себе тёмные, неосвещенные углы, явили читателю натуру тёплую, в чем-то близкую. Согласитесь, каждый в душе немного Джон Коффи – невинный маленький мальчик, вынужденный существовать в мире, полном злобы и боли. Конечно, выстроенная эмпатия – результат расчётливости Стивена Кинга. Ведь как не сопереживать беззащитному человеку? И плевать, что у него бицепс размером с голову, он же боится темноты.

Но книгу отнюдь не хочется ругать. Не будешь ведь критиковать фокусника, который обманом показывает чудо. Идя на представление, человек подсознательно хочет быть обманутым, а садясь за «Зелёную милю» он хочет быть растроганным. Немало этому поспособствовали персонажи. Пускай все они каноничны, но эти каноны выписаны ярко, как портреты величайших художников. Благодаря этому Кингу удалось достучаться до читателей. А уникальное визионерское чутьё, с которым автор подошёл к описанным событиям, позволило адаптировать «Зелёную милю» без серьёзных переработок. По сути для адаптации требовалось лишь разбить страницы на сцены, пронумеровать их и – всё, сценарий готов. Том Хэнкс в роли охранника Пола Эджкомба точь-в-точь выписанный герой из книги, а бывший футболист Клайв Дункан в роли Коффи сумел отобразить на себе все муки, которые в той или иной степени приписывались его книжному персонажу.

Но даже в бочке мёда не обошлось без дёгтя. Нет, это даже не ложка, а приставший кусочек на кончике вилки. Речь о Мистере Джинглесе – мышонке, которого в книге изначально назвали «Пароходом Уилли». В фильме маленькому герою просто уделили меньше времени. И хотя все важные события остались без изменений, детальность, которой так славится Кинг, в случае с грызуном малость подкачала. Настолько малость, что заметно это только при прямом сравнении с книгой. Как и то, что в романе по сюжету 1932 год, а не 1935, а электрический стул в штате Луизиана вообще-то ввели в начале 40-х. Но это всё ерунда. «Зелёная миля» доказывает, что если когда-нибудь в школах и введут спецкурс по Стивену Кингу, то лучшего фильма взамен книги не найти. Ну а лучше фильма, конечно, только хорошая книга. И «Зелёную милю» можно рекомендовать как читателям, так и зрителям!


ОНО (IT), 1990/2017


Один из самых объёмных и самых страшных романов Кинга отметился на экранах уже дважды. Первая экранизация датируется 1990 годом и вышла сразу на ТВ в виде двухсерийного фильма общей продолжительностью в 3 часа. И в отрыве от оригинала, с поправкой на год выхода, «Оно» режиссера Томми Ли Уоллеса вполне можно смотреть с удовольствием и сегодня, особенно при наличии ностальгических чувств из детства.

Кино по большей части исправно следует основной книжной сюжетной линии с небольшими отклонениями, связанными с бюджетными и рейтинговыми ограничениями. И в последних кроется, пожалуй, главное, за что можно и нужно упрекнуть ленту – за ее решительную безобидность. Книга на весь свой немалый объём просто сочится от крови, фарша, секса и насилия на любой вкус – в фильме же даже относительно безобидные моменты (как, например, автограф ножом на животе одного из героев) показать почему-то постеснялись. Кошмарить зрителя приходится единолично Тиму Карри, который очень прочно вписал своего Пеннивайза в ряды иконических выродков из ужастиков вместе с такими легендами как Фредди Крюгер и Джейсон Вурхис, причём, в отличие от последних, танцующему клоуну даже не понадобилась гора сиквелов и очень странный кроссовер.

Семёрка главных героев-детей и их повзрослевшие версии узнаваемы и вполне соответствуют своим прототипам, хотя, бесспорно, многим из них не хватает книжного бэкграунда. Поэтому, если рассматривать эту версию «Оно» как обособленное явление для ТВ того времени, когда продюсеры каналов ни за что бы не решились пускать в эфир какую-нибудь «Американскую историю ужасов», а апогеем кошмара были нелепые «Байки из склепа», то мини-сериал Томми Ли Уоллеса выглядит очень даже достойно. Но против романа Кинга он представляет собой не более чем диетическую софт-версию книги, в которой самое интересное было замазано чёрными полосами каким-то брезгливым занудой.

Но не только знакомство с первоисточником делает картину 1990 года заметно более блеклой. Новая версия Андреса Мускетти позволяет взглянуть на историю под новым углом. Даже образ Пеннивайза, воплощённый Тимом Карри, уже не так безоговорочно внушает после того, как свое видение персонажа представил Билл Скарскард. Не говоря уже о том, что фильм 2017-го намного смелее показывает жестокость оригинала, не боясь запачкать руки детской кровью.

Помимо кропотливого переноса знаковых эпизодов, важным элементом является удачное расширение мифологии первоисточника. Так, например, Мускетти вводит своих собственных монстров или отсутствующие в книге сцены, которые отлично укладываются в созданную Кингом историю, словно всё это было и у Короля, но впоследствии злой редактор вырезал неугодные куски или они просто затерялись на очередном переиздании. Это идеальный вариант для тех, кому не очень интересно смотреть построчную экранизацию прочитанных событий, поскольку это всё-таки хоррор, а хоррор без интриги и омерзительно-приятных сюрпризов – сомнительное зрелище.

Большим плюсом новой версии идёт и оставленные за скобками спорные эпизоды из книги, которые и в виде букв на страницах вызывали в лучшем случае недоумение, не говоря уже о невозможности адекватно перенести их на экран. Нет, мы сейчас не о детской оргии в канализации говорим. И если у Томми Ли Уоллеса не было ни финансов, ни реальных полномочий попытаться реализовать эти эпизоды, то Мускетти почти наверняка мог, но не стал. Однако на них присутствуют довольно явные аллюзии в качестве дани уважения и своеобразных «пасхалочек для своих». Не обошлось и без отсылок к первому фильму и ряду других знаковых лент, которые отлично работают на атмосферу.

Из знаковых изменений, пожалуй, стоит считать сдвиг во временных эпохах: в романе основные действия происходят в 50-х и 80-х, когда в фильме 2017 года первое противостояние юных героев многоликому злу приходится на начало 90-х. Таким образом, продолжение событий будет происходить уже в наши дни. Примечательно, что и временной разрыв между двумя экранизациями составляет те самые 27 лет, которые монстр из Дерри проводит в спячке после очередной славной трапезы. И если в качестве итога поставить вопрос, стоила ли версия Мускетти такого длительного ожидания, то ответом будет недвусмысленный утвердительный кивок. С едва заметной зловещей ухмылкой.


КРИСТИНА (CHRISTINE), 1983


Отношения могут быть разными, но забота – залог всего, что в нашем обществе принято называть любовью. Он может быть бесконечно предан и в упор не замечать глубокое декольте у её подруги, но стоит появиться в семейном кругу автомобилю, как всё меняется. Он уделяет машине всё свободное время, ласково сдувает с неё пылинки и тратит на уход кучу денег. А этой разлучнице с внутренностями из металла нужно ещё внимания, времени и денег! Это измена, думает она, и плевать что не физическая.

Лейтмотив романа «Кристина» – торжество идейной одержимости американцев автомобилями. Молодой парнишка Эрни покупает у старого и противного деда с корсетом доходной Plymouth Fury пятидесятых. Машина в ужасном состоянии: она прогнила насквозь, краска слезла с кузова, мотор троит, а дым из выхлопной трубы валит так, что мог бы стать достойной заменой дымовым гранатам. И вот тут начинается странное: еще вчерашний скромный паренёк в очках с широкой роговой оправой («ботан» по-нашему) постепенно превращается в крутого поца, который и хулиганов прогонит, и гнилую «консервную банку» Fury отреставрирует в раритетное чудо. Но чем целее становится машина, тем меньше Эрни напоминает себя. Параллельно с этим кто-то или что-то в городе убивает людей крайне странным образом…

За экранизацию взялся Джон Карпентер – видная фигура 80-х. В частности, к 1983 году он успел взлететь на добротной кассе «Побега из Нью-Йорка» и с не меньшим треском провалиться в прокате с «Нечто». После такого сокрушительного падения вертеть носом было режиссёру не с руки. Потому, мистическая история о самовосстанавливающейся машине демонически-красного цвета стала для него обыкновенной «работой» в самом нудном проявлении этого слова. И хотя основные события фильма режиссёр оставил нетронутыми, суть взаимосвязи владельца и его «девушки» из металла претерпела кардинальные перемены. Не вдаваясь в спойлеры, зло и машина по версии Карпентера слились воедино ещё на стадии конвейерной сборки. Впрочем, если экранизацию и можно назвать «плохим фильмом» то лишь с критической точки зрения, когда главным критерием выступает не удовольствие от просмотра, а снобическое «фи» от несоответствия книжному первоисточнику. «Кристина»-фильм предоставила компромиссную версию любви – трагичную и необычную настолько, насколько это в принципе возможно.

Важно и то, что Карпентер сохранил дух «дьявольских 50-х» - излюбленной темы Кинга в своих ранних произведениях. Это олдскульный рев 300-сильного мотора хромированной красотки. И вырывающиеся из динамиков резвые ритмы рок-н-ролла. Обидно, конечно, что при смене формата вырезался один запоминающийся эпизод, когда товарищу Эрни из салона «Фурии» виделась другая реальность – с маленькими домиками вдоль дорог, новенькими блестящими машинами плавникового стиля и радио, по которому давно умерший диджей вел трансляцию новостей о Карибском кризисе. Но всем не угодить, тем более с экранизацией такого объемного произведения как «Кристина».

Не кривя душой, можно сказать, что главный герой фильма – сама Кристина. Plymouth Fury 1958 года была одним из последних произведений искусства детройтского барокко, в котором блестящий хром сочетался с тысячемильными плавниками на «корме», будто вытягивающимися в небеса. После выхода фильма запоминающийся образ машины стал предметом культа. С завода эти гигантские дредноуты шли исключительно в бежевом окрасе, и автогики, восстанавливая идентичные раритеты, специально перекрашивали кузова в красно-белые тона машины из фильма. Достаточно ввести «Plymouth Fury 1958» в YouTube, чтобы убедиться – фанатов в автомобильной среде больше чем достаточно. Не это ли проявление той самой заботы и любви? Уж такую измену можно и простить.


СИЯНИЕ (THE SHINING), 1980/1997


История необычного малыша Дэнни Торренса, его семьи и мистического отеля «Оверлук» в горах Колорадо по праву считается, если не самой успешной работой Кинга, то уж точно одной из. Очевидно, что столь знаковое произведение должно было привлечь кого-нибудь из маститых кинематографистов для работы над киновоплощением романа. И вот, всего три года спустя после публикации «Сияния» сам Стэнли Кубрик, автор успешных экранизаций «Цельнометаллической оболочки» и «Заводного апельсина», являет миру своё видение истории Кинга.

Ключевая проблема «Сияния» как экранизации в том, что Кубрик отбрасывает концепт Кинга, не предлагая ничего стоящего взамен. Вот он смещает акцент с юного Дэнни на его отца Джека, но это усиленное внимание персонажу никак не оправдывается. В книге Джек Торренс постепенно и не без борьбы поддаётся влиянию «Оверлука», в фильме же герой Джека Николсона с первых кадров выглядит не от мира сего и практически моментально по приезду в отель сдаётся последнему на милость, не задавая никаких вопросов. И даже более того, ни о каком катарсисе его персонажу не стоит даже и мечтать, он погибнет нелепой смертью, не сыграв в итоге на пользу ни «Оверлуку», ни своей семье.

Помимо отсутствующих в сценарии каких-либо намеков на развитие характеров героев, усугубляет дело и абсолютно кошмарный актёрский состав главной действующей троицы. Уже упомянутый Николсон при всех своих талантах сам по себе выглядит безумным и опасным типом и всем своим видом губит интригу на корню. Шелли Дювалл, если не придираться к полному несоответствию внешности её книжного прототипа, утомит вас своими однотипными истериками, воплями и ничем более. Памятуя, что у Кинга не бывает однобоких ключевых персонажей, это примитивное представление становится ещё одним слабым местом картины. Не выручает и Дэнни Ллойд, не вкладывающий эмоции в свои реплики, независимо от состояния его героя. Как перфекционист Кубрик допустил такой мискаст – загадка, таинственней истории самого «Оверлука».

К слову, мотивы отеля как мистической силы тоже останутся неясными, учитывая, как просто удалось сбежать Дэнни и его матери, не встретив от столь могущественной сущности никакого сопротивления, помимо неспособного вернуться по собственным следам из лабиринта папаши с топором. Отведя всё внимание последнему, не получится узнать ничего конкретного о способностях Дэнни, его связи с отелем и другими особенными людьми, а ведь этот феномен заложен в самом названии книги и картины! Но нет, зритель, незнакомый с первоисточником, будет вынужден сам додумывать всё, что Кубрик решил оставить за кадром.

А что, собственно, остаётся в этом самом кадре? Безусловно, стильный, достойный упоминаний в специализированных учебниках визуал, который только усиливает безупречная операторская работа. Просмотр «Сияния» как набора сцен, обращаясь больше к бэкграунду, нежели к двигающимся людям на переднем плане, приносит подлинное эстетическое удовольствие. Кубрик в этом отношении признанный гений, по этой части к режиссёру нет и не может быть никаких вопросов. Можно даже сказать, что именно отдельными сценами фильм и заслужил свой статус культового. Ведь когда мы говорим о «Сиянии» Кубрика в голове всплывают именно кубриковские сцены, отсутствующие в книге, как например «Here’s Johnny», эпизоды с печатной машинкой и хлынувшими из дверей лифта галлонами крови. Поэтому лента определённо из разряда must see, но исключительно для ознакомления с фильмографией великого постановщика. Как экранизация Стивена Кинга фильм оправданно считается одним из худших, как самим «Королем ужасов», так и среди его поклонников.

Диаметрально противоположная ситуация с версией Мика Гарриса. Как адаптация книги для экранов этот мини-сериал практически безупречен: практически неуклонное следование сюжету романа, живой и попадающий в образы актёрский состав, подача истории с правильными тире каноничными акцентами. Проблема как раз таки в отсутствии запоминающейся картинки, визуальных приёмов и эпизодов, достойных оммажей в других фильмах в качестве знака признания. Как и первая версия «Оно», «Сияние» снималось для телевизионных экранов, с соответствующими для такого формата проектов бюджетом и возрастными ограничениями.

Однако при большом желании визуализировать перед своими глазами роман максимально близко к прочитанному, экранизация Гарриса подходит для этой цели лучше всего. Все ключевые моменты бережно отображены, за кадром осталась лишь пара-тройка необязательных эпизодов и немного изменена концовка на более душеспасительную. Насколько критичен последний нюанс, стоит решать индивидуально, в остальном – редкий пример грамотной экранизации Стивена Кинга, пусть и страдающий от скудного визуала. Наводит на мысли, что при столь учтивом подходе к оригиналу, у Кубрика бы получился не только технически совершенный фильм, но и, возможно, лучшая экранизация романов Кинга за весь XX век.


МГЛА (THE MIST), 2007/2017


Фрэнк Дарабонт, да-да, тот самый, решил, что его сотрудничество с Кингом можно продолжить, благо публика принимает плоды этого союза весьма благодарно. Способность успешно развивать сюжет небольшой повести под полный метр режиссер уже демонстрировал в работе над «Побегом из Шоушенка» – результат известен всем.

Дарабонт грамотно адаптировал материал, показав во всех подробностях практически каждое событие из первоисточника. Очевидно, что опыт работы с произведениями Кинга подсказал постановщику не пытаться перекраивать готовых прописанных персонажей и не лепить лишние конфликты поверх и так довольно богатой на события при своем объёме повести. Весь описанный бестиарий также задействован в фильме, создатели не поскупились на всё разнообразие монстров.

Оставлена за скобками лишь спонтанная сексуальная связь женатого главного героя с девушкой Амандой, которую играла Лори Холден. Вполне вероятно, Дарабонт решил, что данная сцена просто сбивает динамику фильма, нежели руководствовался каким-то высокоморальными убеждениями. И, конечно, ключевое изменение в киноверсии заключается в концовке, безусловно одной из самых опустошающих в истории кино. В повести Кинг готовил почву для подобной развязки, но предпочёл пугающую и безысходную неопределённость, в то время как Дарабонт уверенно поставил точку в своей истории.

Но телевизионная сеть захотела продолжения и спустя 10 лет снова спустила зловещий туман на несчастных жителей маленького городка. Вот только этот туман не имеет ничего общего с тем явлением, который был описан в повести. Туман Кинга – это естественная среда обитания мерзопакостных тварей из потустороннего мира, брешь в который открыли в результате военного эксперимента. Туман из сериала – некое мистическое явление, которое проецирует людские страхи и обретает их форму, дабы сеять смерть и разрушение.

И эта смена концепта при определенных условиях имеет место жить (хотя и непонятно, зачем надо было брать в основу совсем другой мир), если бы этот самый туман не стал обычной декорацией на фоне разборок плоских и непроходимо тупых персонажей. Все основные действующие лица, кстати, написаны с нуля сценаристами для ТВ-шоу и не имеют прототипов в первоисточнике. Само действо тоже разбросано по всему городку, не центрируясь в супермаркете, как это было у Кинга.

Таким образом, здесь другой туман, новые герои и иное место действия, но отчего-то в титрах всё равно упоминают беднягу Стивена. И все эти новообразования совершенно не работают. Сюжет уныл, персонажи беспомощны, визуально всё столь бюджетно, что никаких диковинных монстров вы не увидите за все 8 эпизодов, а скромная 18-миллионная версия Дарабонта начинает выглядеть могучим блокбастером. Назвать это экранизацией, даже плохой экранизацией, в здравом уме нельзя ни с какими оговорками. А ведь создатели всерьёз наметились на второй сезон. Может, им стоит сперва повесть прочитать?


МАКСИМАЛЬНОЕ УСКОРЕНИЕ (MAXIMUM OVERDRIVE), 1986


Как у самых прилежных на вид людей есть поступки, которых они стыдятся, так у людей искусства есть творения, способные вогнать в краску своего создателя похлеще юношеских незрелых выходок. В случае со Стивеном Кингом это наверняка «Максимальное ускорение» – первый и единственный фильм Кинга, где он сценарист, актер массовки и режиссёр.

В основу ленты легла повесть «Грузовики» из сборника рассказов «Ночная смена». В ней рассказывалось о том, как случайно пролетавшая рядом с Землей комета свела с ума всю технику. Были машины – служители людей, стали машины – убийцы людей. Рассказ оканчивался пугающей неопределённостью, где слабый лучик надежды на то, что невоспроизводимые машины в конечном счете сгниют на задворках цивилизации, сменяется другой реальностью, где тысячи рабов из плоти и крови на заводах Детройта собственноручно плодят новых металлических монстров.

«Максимальное ускорение» же вроде как воспроизводит все основные события, но делает это с глупой ухмылкой аутиста. Тон повествования скачет от серьёзного хоррора до нарочитой китчевости творящегося беспредела. Здесь в порядке вещей показать каток, который закатывает в асфальт нечаянно угодившего под свои тяжеловесные колёса подростка. Или грузовик с хищным прищуром фар, который безмолвно застыл перед ничего не подозревающими людьми, как зверь перед нападением. И всё для того, чтобы в следующей сцене увидеть как владелец закусочной взрывает с базуки свихнувшийся грузовик. Откуда базука? Как это откуда, из подвала разумеется! По версии режиссёра у каждого уважающего себя владельца закусочной в обязательном порядке должен быть погреб с армейским арсеналом.

Фестиваль идиотизма продолжают герои, часть которых слепо гибнут во благо сценария, а другая так визжит, что искренне расстраиваешься, когда в титрах группа AC/DC есть, а этих «героев» в списке мертвых нет. К исключениям можно отнести разве что Эмилио Эстевеса, который так проникся произведениями литературного метра, что упустить шанс сыграть в фильме своего литературного кумира посчитал недопустимым. Тогда почему этот фильм в нашем списке? Во-первых, это Стивен Кинг – режиссёр. Зрелище само по себе уникальное. Во-вторых, есть в фильме и бескомпромиссный козырь: сбрендевшая техника. Антагонисты из металла отыграны безупречно. Ржавые и кривые большегрузы, изрыгающие сизый дым под низкие обороты дизельных моторов смотрятся куда убедительней выходцев киношколы.

Пожалел ли Эмилио Эстевес о своём участии сказать трудно, но вот сам Кинг неоднократно заявлял, что из трех экранизаций «Грузовиков», его вариант самый худший. Что сказать, самокритичненько, но отнюдь не бездарно.


Из всего выше изложенного напрашивается довольно простой вывод: не всё то Кинг, что его экранизация. Даже если за эту экранизацию целиком и полностью отвечает он сам. И судить о его творчестве через призму кинолент без знакомства с первоисточником – дело неблагодарное. Ведь даже в самой точной адаптации, мы смотрим видение постановщика, вдохновлённого прочитанным. Однако при личном знакомстве с книгой мы вполне можем увидеть нечто совершенно иное в одних и тех же строчках. Не говоря уже о лентах, где произведения Кинга – фундамент для дальнейшего развития, а того и вовсе лишь строчка в титрах. Поэтому читайте книги, смотрите фильмы, но не торопитесь ставить знак равенства между ними.

Естественно, мы коснулись далеко не всех стоящих внимания картин: творчество Кинга экранизируют более 40 лет и по сей день, да и сам автор пока не собирается на творческий покой. Поэтому мы обязательно выдадим эдакий сиквел к этой статье и обещаем не ждать 27 лет до этого события. Управимся за 19.



Егор Пичугов, Ярик Ленциус
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 1 пользователь(ей), 79 гость(ей) : Егор Пичугов
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio