Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Щелкунчик и четыре королевства
Автор: К.Банницин, Е.ХолмогоровДата: 11.12.2018 16:18
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

ЩЕЛКУНЧИК И ЧЕТЫРЕ КОРОЛЕВСТВА (THE NUTCRACKER AND THE FOUR REALMS)
2018, США, 99 мин.
Жанр: фэнтези, приключения, семейный
Режиссёры: Лассе Халльстрём, Джо Джонстон
В ролях: Маккензи Фой, Джейден Фовора-Найт, Кира Найтли, Хелен Миррен, Морган Фриман, Мисти Коуплэнд

МНЕНИЕ ПРОТИВ ТОЛЕРАНТНОСТИ



Юная Клара, оплакивающая преждевременную кончину своей матери, получает на Рождество последний её подарок – механическое яйцо с секретом, открыть которое возможно только специальным ключом. Ключ может находиться у её одноглазого крёстного Дроссельмейера, талантливого изобретателя, весьма кстати пригласившего семейство главной героини к себе на рождественский бал. На исходе праздника всех присутствующих детей ожидает сюрприз – личные подарки, каждый из которых спрятан где-то в недрах огромного дома. И чтобы отыскать их, нужно пройти вдоль цветной нити с именной биркой, которая в итоге и выводит девочку в тёмный коридор со стильными обоями. В конце коридора её будет ждать выход на заснеженную поляну с рождественской елью, неловкая борьба с маленьким мышонком за право обладать желанным ключом и стремительное знакомство с миром Четырёх королевств, находящихся на грани междоусобной войны.

«В реальном мире всё потеряло смысл», – произносит Клара в исполнении Маккензи Фой, прежде чем отречься от действительности. Но фильм Лассе Халльстрёма (заканчивать который пришлось Джо Джонстону) скорее оказывается историей очередного подросткового эскапизма, нежели тем фантасмагоричным переживанием, что обычно является основой сказок Э.Т.А. Гофмана. Тяжело переживая потерю матери, девочка цепляется за единственную надежду хотя бы на время оживить воспоминания о ней, что приводит к погружению в вымышленную реальность, когда-то созданную покойной из оживших детских игрушек. Однако не стоит ждать от истории чего-то действительно стоящего – всё происходящее напоминает скорее причудливый фанфик по мотивам целого перечня произведений жанров разной степени близости. Диснеевские фильмоделы устраивают на экране настоящее платоническое совокупление «Хроник Нарнии», «Алисы в стране чудес», балетного либретто к «Щелкунчику» от Мариуса Петипа под аккомпанемент Чайковского. Всё это происходит на фоне эклектичных псевдорусских декораций (эскизы дворца Королевства сладостей явно рисовали с храма Василия Блаженного), и невесть откуда взявшихся визуальных аллюзий на «Лебединое озеро» (стилизованные и не очень изображения лебедей регулярно появляются на экране), что добавляет нарративному беспорядку определённый колорит.

Пожалуй, самой любопытной деталью нового «Щелкунчика» является балетная сцена, описывающая создание мира Четырёх королевств и (если добавить немного СПГСа) отсылающая аж к «Красным башмачкам» Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера, ещё в 1948 году аналогичным образом разделивших действие своего фильма. Однако если у них подобный ход только подчёркивал абстрагирование главной героини от окружающей действительности, то у Халльстрёма и Джонстона это эпизод лишь демонстрирует общую изобразительную и повествовательную скудность остального действия. И в самом деле, будучи визуально богатым на детали, «Щелкунчик и четыре королевства» не покажет чего-то, что зритель не мог бы увидеть ранее. Да, есть несколько интересных моментов, например, новая интерпретация образа мышиного короля или макабрические клоуны-матрёшки, но в остальном всё мало отличается от той же дилогии про Алису с Миа Васиковска.

Как и «Излом времени» эта картина больше похожа на очередную попытку Диснея увеличить доходы за счёт создания максимально либеральной фантазии с чётко звучащими толерантными нотами. Отличия от режиссёрского фиаско ДюВерней заключаются в куда менее склонном страдать откровенной метафизической ерундой сюжете и отсутствии желания вырастить кого-то из цветных персонажей до размеров целого дома. Но в остальном стремление угодить всем и в то же время оставаться изобретательными в жёстких рамках уже существующих шаблонов оказывается тщетным. И хуже всех сюжетных проблем и общей вторичности происходящего оказывается желание отдать должное самому Гофману. Выворачивать наизнанку и публично потрошить едва ли не самое известное произведение писателя, делать самого Щелкунчика чернокожим и при этом называть его в честь творца – создатели явно знают толк в извращениях. Ситуация с Чайковским немного лучше – его композиции прекрасно ложатся на действие, но выглядят совершенно необязательным элементом, уж слишком сильно местное «по мотивам», чтобы была необходимость в жонглировании известными музыкальными образами. Как в целом выглядит необязательным и сама попытка создать с нуля очередную интерпретацию «Щелкунчика», может быть, прекрасно выжившего бы на просторах фантазии какого-нибудь Терри Гиллиама на пике формы, но никак не в рамках очередного студийного тентпола.

Кирилл Банницин



МНЕНИЕ ПРОТИВ РУСОФОБИИ



Осторожно, текст содержит спойлеры!

В сладкую детскую рождественскую сказку трудно, кажется, упаковать зловещие политические смыслы, но создателям фильма «Щелкунчик и четыре королевства» это удалось. Не сказать что блестяще – на американских Rotten Tomatoes рейтинг фильма составил провальные 34%. Тем не менее, лента окупается и на мировых экранах, и в России. Родители потоком ведут на него детей.

Наши зрители сперва умиляются музыке Чайковского и дворцу в духе храма Василия Блаженного, но в сахарной упаковке им предлагается кислая фига с незамысловатыми мотивами западной русофобской пропаганды: коварные русские – жестокая тоталитарная империя и источник угрозы единому миру, которым должны потомственно править истинные англичане, американцы – страшноватые рыжие клоуны, которые, однако, служат добру, улыбчивый темнокожий – друг человека, а все проблемы с Россией решит незамысловатый ядерный удар.
В истинной столице мира, то есть Лондоне, живет юная Клара Штальбаум, одарённая исключительным инженерным талантом. Тему женщин с выдающимися инженерно-техническими талантами Голливуд сейчас впихивает в любую сказку – будь то последние «Пираты», или «Красавица и чудовище», настырно проводя кампанию «Тысяча подруг – на синхрофазотрон». Клара, впрочем, очень грустная молодая леди, у неё только что умерла мама, оставив троих детей и мужа, хорошего человека, но пекущегося о традициях и приличиях.

Рождественский подарок покойной мамы – серебряное яйцо с замком, от которого нет ключа. Семья отправляется на бал к своему дядюшке-волшебнику, которого играет знаменитый темнокожий актёр Морган Фриман, отметившийся в прошлом году публичными русофобскими заявлениями о том, что Путин, дабы отомстить за развал СССР, подделал американские выборы. На балу показывают балет «Щелкунчик» под музыку Чайковского в декорациях, до боли напоминающих храм Василия Блаженного – самый узнаваемый символ России в мире – и мы буквально млеем от того, что вот, ценят же там, несмотря ни на что, русскую культуру.

В поисках ключа Клара оказывается в волшебной стране, где ее мама была королевой четырех королевств: Цветов, Снежинок, Сладостей и Развлечений. В центре страны стоит прекрасный замок, напоминающий, опять же, Василия Блаженного пополам с его петербургским архитектурным братом – храмом Спаса на Крови. Клару, которую приводит во дворец прекрасный темнокожий Щелкунчик с типичной конголезской фамилией Гофман, признают принцессой и наследницей. И нам кажется, что перед нами старый добрый монархический сюжет о возвращении короля, как в «Красавице и чудовище» – очень милом по смыслу и атмосфере фильме.

Однако не тут-то было. В королевствах идёт война с Матушкой Имбирь, властительницей Развлечений. Войну возглавляет властительница Сладостей Фея Драже. Матушка Имбирь (в виде изощрённой иронии её играет звезда с русскими корнями – Хелен Миррен) и в самом деле правит жутким местом – заброшенным стивенкинговским парком аттракционов, где её защищает компания страшных злых клоунов и жуткий Мышиный Король. Сама она похожа на помесь Дональда Трампа с Хилари Клинтон и мастерски дерётся ковбойским хлыстом… Как вы уже, наверное, догадались, этот американский парк ужасов на самом деле оклеветан и самоотверженно стоит на страже мира и добра.

А клеветница и настоящая подлая интриганка – очаровательная Фея Драже. Кира Найтли играет её на редкость ярко – какой уже по счету западный русофобский фильм, в котором герой, символизирующий мрачную власть России (так сказать, аватар Путина), оказывается симпатичней прочих. Получив ключик от оживлятельного аппарата, злокозненная фея немедленно создает себе армию из сотен солдатиков, одетых в форму, до боли напоминающую одежду русских жандармов эпохи Николая I – того самого, при котором была Крымская война. При этом «хорошие» ходят в красном, то есть форме «варёных раков» – англичан.

Мечта Драже – расправиться с матушкой Имбирь, то есть Россия хочет уничтожить Америку. Самый откровенно пропагандистский кадр фильма, когда стройные ряды русских «мундиров голубых» маршируют по мосту от замка, ассоциация которого с собором на Красной площади сразу перестаёт быть мирной и приятной.

В конце концов добро, толерантность и единство мирового сообщества побеждают. Мощный луч магического оживителя/омертвителя (настолько прозрачная метафора ядерного удара, что дальше некуда) превращает красавицу Драже и ее железнобоких жандармов в обычные игрушки, в то время как Матушка Имбирь занимает своё законное место в мировом регентском совете в качестве верной слуги своей английской королевы. Картина настолько напоминает построения некоторых конспирологов о том, что именно Англичанка правит миром, что, право же, становится неудобно.

То, что подавляющая часть голливудской продукции последних лет – это неприкрытая политическая пропаганда, как правило с русофобским душком, – уже не новость. Удивляет в «Щелкунчике» прежде всего то, как элементы русской культуры – музыка Чайковского, образы национальной архитектуры, узнаваемые ассоциативные ряды военной формы, даже русская по происхождению звезда – крадутся и используются как элементы при конструировании антирусских клише. От пропагандистского успеха фильм защищает только то, что и впечатляюще красивый визуальный ряд не может спасти натянутый и дырявый сюжет, примитивные диалоги и кукольность приключений – даже шестилетние дети сейчас предпочитают фильмы посложнее в закрученности действия и без нудных диалогов из общих фраз.

Но, тем не менее, характерно, что наш Минкульт не удосужился задуматься о смысле фильма, хотя использование русской образности в сочетании с фигурой Моргана Фримана должно было как минимум насторожить. Ещё более характерно то, что наша общественность, любящая беспокоиться по поводу какой-нибудь мелочи вроде сомнительной ориентации персонажа в «Красавице и чудовище», в данном случае не приметила огромную русофобскую куклу на рождественской ёлке.

Егор Холмогоров

В кинотеатрах с 8 декабря
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 1 пользователь(ей), 30 гость(ей) : Егор Пичугов
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio