Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Другое кино / Любовь эпохи чёрно-белого кино, 2015
Автор: Глеб СегедаДата: 26.06.2019 15:40
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Что самое главное в восприятии фильма? Какой из его элементов способен эмоционально вовлечь зрителя, оставшись при этом самодостаточным? Что нужно убрать из кино, чтобы оно потеряло кинематографичность?


ЛЮБОВЬ ЭПОХИ ЧЁРНО-БЕЛОГО КИНО (LOVE AND... / PILREUMSIDAESARANG)
2015, Южная Корея, 70 мин.
Жанр: киноэссе, драма
Режиссёр: Чжан Лу
В ролях: Пак Хэ-иль, Ан Сон-ги, Хан Е-ри, Мун Со-ри

Вышеперечисленными вопросами задаётся в своем фильме один из главных режиссёров современного авторского кино в «стране утренней свежести» – Чжан Лу. Однако «Love and...» – вовсе не очередной заумный арт-хаус, требующий глубокой интерпретации, но своеобразный эксперимент, нацеленный на партикулярное вовлечение, использование конкретного зрительского опыта. Это попытка показать присутствие отсутствия и наоборот; каждый слой фильма в отдельности как часть целого. Режиссёр буквально заставляет зрителя поочередно отключать и включать органы чувств, которые привыкли работать одновременно и сообща.

Первая часть – «Любовь» – небольшой чёрно-белый сюжет о постояльцах психлечебницы, который оказывается фильмом в фильме. По команде «снято» картинка обретает цвет и кадр показывает съёмочную площадку, где происходит конфликт между режиссёром и ассистентом по освещению, который не согласен с его видением фильма. После чего парень крадёт контейнер с киноплёнкой и выходит на улицу, представляя в воображении собственный идеал настоящего фильма.

Во втором сегменте («Фильм»), камера, будто проецируя бестелесный взгляд призрака, перемещается по коридорам той же самой больницы, в этот раз запечатлённой на зернистую 16-миллиметровую плёнку. Останавливаясь на разбитых окнах, настенных счётчиках, стопках книг, пустых кроватях кадр демонстрирует пространство вне драмы и какого- либо действия, которое, однако, даже без привязки к конкретному фильму, остаётся кинематографичным.

Третий сегмент («Их») представляет собой нарезку из известных хитов корейского кино – «Воспоминания об убийстве», «Мятная конфета», «18 мая». Причём в выбранных фильмах главные роли играли достаточно именитые актёры из первого сегмента: Ан Сон-ги, Пак Хэ-иль, Мун Со-ри. Звук полностью отсутствует, вместо диалогов – слайды с интертитрами как в эпоху немого кино. Самые эмоционально-сильные эпизоды помещаются в пространство абсолютной тишины, оставляя место лишь для максимального сосредоточения на мимике актёров. Изъятие тех элементов фильма, которые часто кажутся вторичными, неожиданно кардинально меняет восприятие даже самых экстремальных сцен. К концу сегмента, звук появляется вместе с криком новорожденного младенца. В этот момент кино обретает плоть.

Четвёртая часть («Снова любовь») есть зеркальное отражение первой, но на этот раз из кадра исключены все актёры, оставлена лишь звуковая дорожка с их голосами. Камера перемещается вслед за невидимыми персонажами, фиксируя двигающиеся стулья и статичные сцены, в которых разворачивается фантомное аудио-действо. Теперь зритель максимально задействует слух и наслаивает на экран свое визуальное воспоминание о персонажах из первой части, которое таким образом в каждом случае будет уникальным и отличным от первоначальной картинки, ведь всё действие происходит в голове, а не на экране.

Смотреть подобные кино-эссе всегда намного интереснее любых интерактивных сериалов, ведь здесь вас никто не стесняет репрессивными рамками первоначального замысла. Режиссёр предлагает аудио-визуальный ребус, к счастью или сожалению, но – риторический, ведь ответ на него останется подвешенным в воздухе (и это за три года до Ли Чхан-доновского исчезающего кота, разгадку которого в свою очередь может подсказать этот фильм). Взбунтовавшийся член съёмочной команды задаёт, казалось бы, неуместный, но на деле – вполне закономерный, испытывающий вопрос: «Верите ли вы в любовь?». Безумный старик с воображаемой гитарой в руках вторит ему: «Ты слышишь музыку?». Список абстрактных понятий, регулярно используемыми людьми, так же бесконечен, как и череда излишне часто поднимаемых поэтико-философских вопросов: что есть любовь, жизнь, смерть, искусство? Возможно это не более чем конструкты, необходимые для объективного восприятия, которое, как известно, вряд ли может быть доступно отдельному индивиду.

Вековые споры о музыке и любви часто сводятся к попыткам завернуть фундаментальные модусы нашего восприятия в одно понятие, но скорее всего никогда не смогут найти решения этим путем, ведь, если вспомнить заглавие одного из самых известных киноальманахов, – «у каждого своё кино». Сможете ли вы полюбить кино в его «чёрно-белую эпоху», без цвета, без звука, без актёров, без повествования? Слегка сентиментальный эксперимент Чжана Лу отчасти сам провоцирует на положительный ответ. Ведь кино в итоге продолжит работать несмотря ни на что, даже будучи разложенным на отдельные составляющие, до тех пор пока в его ядре будут упакованы два основополагающих элемента нашего восприятия – время и пространство, а их совокупность уже сама по себе – богатейший источник образов.

Глеб Сегеда
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 16 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio