Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Брестская крепость, 2010
Автор: Михаил ТарасовДата: 17.02.2011 12:04
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

НА СОПКАХ МАНЧЖУРИИ - НА КУРГАНЕ ИСТОРИИ

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ
Жанр:
военная драма
2010, Россия-Белоруссия, 140 мин.
Режиссер: Александр Котт
В ролях: Алексей Копашов, Андрей Мерзликин, Павел Деревянко, Александр Коршунов, Евгений Цыганов, Юрий Анпилогов

ОЦЕНКА: 4

10 минут мира и полтора часа войны в фильме Александра Котта рассказывают о жизни, которая была расколота в одну секунду – самую известную и трагическую секунду в истории СССР – в 3 часа 30 минут 22 июня 1941-го года. Впрочем, начало не грешит пафосом, а подкупает ироничностью и простотой. Как и сказал один из главных героев, Брестская крепость к моменту начала войны действительно была похожа на санаторий для офицеров и их семей. Солнечный день, оркестр, танцы, люди обнимаются, улыбаются, готовят спектакль. Но давящее ощущение приближения чего-то ужасного не покидает. Каждый день на границе ловят пленных, которые называют точную дату нападения фашистов. В гарнизоне даже выделили дом, куда приказано бежать всем гражданским в случае атаки. Но по документам Германия – союзник, поэтому говорить во всеуслышание о войне строжайше запрещено. И люди молчали так же, как молчал туман над рекой, пока его спокойствие не вспорол смертоносный визг зениток!

За последние годы у нас выработалось стойкое недоверие к российским фильмам, особенно, если они призваны поднять патриотический дух. Презрительная формулировка «госзаказ» в лучшем случае означает глупый экшен, залитый пафосными возгласами. И вот появилась картина «Брестская крепость». Тот же госзаказ, те же взрывы и сражения, да и бравурные кадры сверкают то тут, то там. Но отправить эту ленты на полку к остальному отечественному киносуррогату не получается. Ибо в этот раз нам не предлагают гордиться и кричать «ура». «Брестская крепость» рассказывает о страшной исторической ошибке и людях, ставших ее жертвами. Причем, напрашивающееся сравнение с романом Б. Васильева «В списках не значился» не подойдет, потому что Котт не создает миф о беспримерном героизме, он изображает реальных людей в грязи и крови, в их храбрости и трусости. Картину нельзя назвать и возвращением к советскому стилю, ибо она скорее оплакивает, нежели возвеличивает.

К сожалению, режиссеру не удалось выдержать взятую в начале планку изображения жизни. Ощущение мира, повисшего над пропастью войны, передано блестяще, оно будто разлито по всей вступительной части фильма, а введение героев оригинально и точно. И с первых кадров бомбежки, разносящей дома, поднимающей землю на дыбы, врезающейся в кадр окровавленными лицами, возникает удушающее чувство катастрофы, которая сметает красоту и любовь, оставляя лишь смерть. Но дальше сюжет развивается в череде атак и оборон, перемежаясь описанием существования людей в осажденной крепости: без воды, без медикаментов, без патронов. Когда камера отвлекается от боев и начинает показывать женщин, детей, солдат с обугленными лицами и пустыми глазами, фильм вновь перестает быть старомодным пиротехническим аттракционом и стремится к художественной правде.

Котт снял простую историю с незамысловатой драматургией, работающей на контрасте «война – мир», которую, по-честному, можно было сделать в 2 раза короче, а эффект не потерялся бы. И лента вышла без претензий, без великорусской статности и с маленьким бюджетом (который чуть ли не впервые за последние годы исчисляется в рублях, а не долларах). Даже патриотический пафос не лезет на рожон, оставляя финальные сцены конкретным людям и их памяти. И, в конечном счете, этой картиной можно гордиться, ибо она такая, какой сейчас в России может быть популярная батальная лента о Великой Отечественной. Это вовсе не вершина киноискусства, здесь нет экзистенциализма «Иванова детства», хотя главные герои внешне похожи, и нет ужаса «Иди и смотри», ибо такую тяжесть широкий зритель вряд ли выдержит. Однако режиссер снял правильную картину, сумев вывести из нее почти всю фальшь, подстерегающую такие фильмы. И показал, КАК это было и, главное, КТО это был.

Михаил Тарасов


ЕСТЬ МНЕНИЕ...

Продюсер Угольников апеллирует к собирательности фильма: мол, мы посмотрели все советские фильмы про войну.
Патриотический пафос в "Крепости" есть, и он правильный, нужный, но получился он в духе агитплакатов "Бей врага!", поэтому резонно встает вопрос: а для кого кино снимали? Так или иначе напрашивается сравнение с михалковскими "Утомленными", которого бригада Угольникова старается избегать. И если там кино получилось современным, понятным пресловутому "юному зрителю, родства не помнящему", то в случае с "Крепостью" все это напоминает беспощадную атаку "табуреточников" на кованный немецкий танк: огонь в глазах у ребят есть, но только оружие устарело на полвека.


Виталий Мазуревич

Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 39 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio