Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Общие / Люди говорят / Круглый стол: Современная анимация
Автор: 5 шт.Дата: 26.11.2014 11:55
Разместил: Данил Вейдер
Комментарии: (0)
В редакции работают живые люди, а вовсе не бездушные роботы, запрограммированные на написание самых потрясающих в рунете статей, как может показаться на первый взгляд. А мнения живых людей часто разделяются. И если тема разговора интересная - мы садимся за Круглый стол.


Настоящему искусству не нужны мощные компьютеры и команда из сотни программистов, художников и дизайнеров под руководством опытного менеджера. Великолепный мультфильм своими руками может создать даже один талантливый творец («Старик и море», «Идиоты и ангелы» и пр.), но таких мультов с каждым годом выходит все меньше, а «нарисованных» на компьютере штамповок все больше и больше. Существует ли в индустрии кризис? Идем ли мы к упрощению? И не променяли ли проработанность содержания на совершенствование внешнего вида, душу – на пиксели? Нужен ли анимации фотореализм?

Участники:

Константин Большаков, редактор раздела «Анимация»
Любимые мультфильмы:
Абсолютно всеяден
Нелюбимые мультфильмы:
Сериал «Царь горы» и российская полнометражная 3D-анимация

Виталий Арабаджи, экс-редактор раздела «Анимация»
Любимые мультфильмы:
«Космические спасатели лейтенанта Марша», «Трансформеры» (1986) и «Король Лев»
Нелюбимые мультфильмы:
Сериал «Бэтмен» (1992) и почти все сериалы DC Сomics

Игорь Снегирев, экс-редактор раздела «Анимация»
Любимые мультфильмы:
«История игрушек 3: Большой побег», «Унесенные призраками», «ВАЛЛ-И»
Нелюбимые мультфильмы:
Нет таких

Игорь Талалаев, главный редактор
Любимые мультфильмы:
«D: Жажда крови», сериал «Том и Джерри» (1965), сериал «Футурама»
Нелюбимые мультфильмы:
«Покемоны», «Красавица-воин Сейлор Мун» и прочее японское многосерийное, вызывающее конвульсии

Ренат Гарипов, ортодоксальный анимешник
Любимые мультфильмы:
сериал «Евангелион», «Принцесса Мононоке»
Нелюбимые мультфильмы:
Сериал «Трое счастливых друзей»



Игорь Талалаев:
Для начала определимся с терминами и нашему к ним отношению. В заголовке темы беседы конвейер противопоставлен творчеству, но корректно ли это? Конвейер – это плохо или хорошо?

Если абстрагироваться от анимации и взглянуть в историю, то мы заметим, что конвейер неразрывно связан с разделением труда, а это самое разделение всеми без исключения историками рассматривается как сугубо положительное изменение. Разделение труда позволяет сократить временные затраты на переход между различными операциями, а также ускоряет совершение простых повторяющихся операций, таким образом существенно возрастает общая производительность труда.

Так почему же мы (и не только мы) сегодня разделяем конвейер и творчество? Почему человек, который в одиночку создает анимационный шедевр достоин похвалы, а коллектив, делающий ту же работу, но быстрее, уже не вызывает в наших глазах той признательности? Двойные стандарты?

Ренат Гарипов:
Когда один человек занимается всем, его произведение – средство самовыражения и все (если мастерства хватает) компоненты выверены и подогнаны для достижения цели. А когда во главе проекта стоит студия для боссов уже главная задача – понравиться как можно большей аудитории зрителей. И отдельные элементы, созданные целыми отделами специалистов не всегда четко между собой связаны. Такому продукту не хватает вложенных в него эмоций автора. Хотя по качеству исполнения он может быть и блестящим.

Виталий Арабаджи:
Никаких двойных стандартов. Скорее говорим немного о разном. Я считаю, что нужно отделять коллективное творчество от конвейера. В коллективном творчестве, несмотря на участие большого количества разных людей, есть четкая иерархия, есть тот, кто сверху контролирует весь процесс и отвечает за труд всех остальных, за их воплощение его видения. И в мире у нас давным-давно по такому принципу снимается кино (и анимационное в том числе). Советский мультфильм «Человечка нарисовал я» – как раз пример такого коллективного творчества. Хорошая самостоятельная нравоучительная история. И что, он плох? Совсем наоборот.

В конвейере же идет массовое производство одинаковых продуктов. Работают там на количество, а не на качество. В 80-е годы в западной ТВ-анимации США было обязательным условием, чтобы в мультсериале было ни менее 65 серий. И не важно, что из них будут только 10 хороших и 55 плохих. Главное, что они забьют эфирную сетку и смогут там прорекламировать как можно больше сопутствующих товаров связанных с этим мультсериалом.

Под «конвейерным синдромом» как раз и подразумевается, что авторы намерено работают на кол-во, в ущерб качеству. Яркий пример – мультсериал «Бэтмен» 1992 года, состоящий из почти никак не связанных между собой 84-х серий. Я говорю «почти никак», потому что там иногда встречаются двухчастники (истории разделенные на 2 части, по серии каждая) но на общее положение вещей это никак не влияет. Мультсериал можно смотреть с любого места, ничего не упустив. По большому счету, если человек посмотрел первую серию, а потом сразу последнюю 84-ю, то он не увидит никакой разницы между ними (кроме разницы в номере серии, конечно).

Мультсериал сделан в сжатые сроки и это сильно отражается не только на качестве сценария, но и на анимации, которая очень дешевая, оквадраченная, в большинстве серий без намеков на пропорции и тени.

С виду абсолютно ущербный мультсериал, но почему же студия запустила его? Во-первых, потому что «Бэтмен» – это уже раскрученный бренд и у любого «продукта», основанного на нем найдется потребитель. Плюс, стоит отметить, что мультсериалы на Западе приносят прибыль исключительно за счет продажи сопутствующей продукции (игрушек, в первую очередь). А в Бэтмене есть уйма персонажей-клоунов, на основе которых можно выпустить такую же уйму игрушек. Ну а главной рекламой, как вы уже поняли, является сам мультсериал. Соответственно, студии выгодно, чтобы мультсериал был длиннее (ведь можно будет продать больше игрушек), но дешевый по затратам (снижается уровень риска и легче выйти в плюс).

Возможно, с точки зрения бизнеса такие конвейерные продукты и хороши, но с точки зрения зрителя (даже юного) от просмотра таких мультсериалов как правило остается лишь сожаление о потраченном времени.

Игорь Снегирев:
На самом деле пресловутому массовому потребителю глубоко все равно, делал мультфильм один человек десять лет или сотня «конвейерщиков» один год. На рекламных постерах не принято писать, сколько человеко-часов было потрачено на создание очередного мультфильма; другой вопрос, что и более авторские, творческие анимационные фильмы почти никогда не доходят до широкого проката. Так или иначе, совмещать творчество и бизнес-подход к делу можно, и уже немало лет этим успешно занимаются пиксаровцы. Они, как Нолан в кино, рассказывают качественные истории на доступном большинству языке. Было время, папа «Темного рыцаря» и «Начала» снимал копеечные фильмы в черно-белом цвете и полулюбительском стиле, но оно прошло, и к нему на службу пошли современные технологии и конвейерный принцип работы. От этого никто не пострадал. Аналогично и с анимацией: передовые технические средства и штат создателей, вынуждающий финальные титры растягиваться на 10 минут, – это не есть зло, а работа уникума-одиночки, несомненно являясь шедевром в своем роде, понравится далеко не всем.

Ваш Капитан Очевидность :)

Константин Большаков:
Противопоставление конвейера и творчества в нашем сознании идет в первую очередь за счет синонимического логического ряда. Конвейер – машина – механика – бесчувственность (бездуховность?) противопоставляется мануфактуре – человеку – эмоциям. Однако этот противопоставление не совсем верно. Возьмем для примера «Гору самоцветов» – это безусловно конвейерное производство, и кроме студии («Пилот») и автора идеи (Татарский), вы не назовете ни одной фамилии. А ведь проект яркий и цепляющий. Так что конвейер сам по себе не так уж плох. Плохо, когда он превращается в безыдейный штамповочный цех. Тогда на свет появляются сиквелы диснеевских сказок. Вот вы, да вы, почему не ждете «Шрэка 11»? Вот и я по той же причине. Идея исчерпана на втором фильме, куда дальше? И в противовес ему – сериал о «Уоллесе и Громите». Тоже знакомые герои, и занимаются почти одним и тем же на протяжении нескольких серий, но ведь смотреть увлекательно.

Виталий Арабаджи:
Скажем так, цель создателей таких штамповых мультсериалов вроде вышеупомянутого «Бэтмена» не в том, чтобы делать безыдейные штамповки (им самим будет приятно, если все их 99999~ серий будут шедеврами и обласканными публикой = приносить баснословные деньги), а в том, чтобы сделать как можно больше и быстрее. Просто в такой сверхскоростной работе на количество всегда теряется качество. Ну как можно поддерживать качество истории, если она статична? Ведь авторы намеренно делают серии бессвязными, чтобы люди могли смотреть с любого места, а каналы могли покупать и транслировать в любом порядке.

И конвейер в данном случае – это именно что безыдейный штамповочный цех.

И если Уоллес и Громит занимаются одним и тем же, то чем же это не признак исчерпанности? На мой взгляд, однообразие не сопутствует интересу. Со мной кто-то не согласится?

Константин Большаков:
Там определяющее слово «почти». Уоллес – изобретатель, и смотреть как Ник Парк (автор сериала) из серии в серию играет с пластилиновыми механизмами увлекательно, потому как магию шестеренок никто не отменял. В «Шрэке» же нам предлагают вывернутую наизнанку сказку. Но этот прием интересен лишь однажды. Далее идет фактически одно и то же с заменой и вариацией персонажей. К слову сказать, Парк делает свои мультфильмы «для души» (зарабатывает он рекламными роликами), и это чувствуется.

Игорь Талалаев:
Значит, разница между «Уоллесом и Громитом» и «Шрэком» в том, что пластилиновые персонажи – это авторский проект, а зеленые огр – типичная деньговыжималка? Т.е. дело в том, что Парк – автор, а Dreamworks – корпорация? И противопоставление конвейера и творчества неразрывно приведет к другому спору – об авторстве и подчинении.

Давайте определимся: кто такой автор сегодня? Громкое имя, узнаваемый стиль, или хозяин студии?

Ренат Гарипов:
Создатель. Идеи, персонажей, сюжета. Если некто придумал, пусть может и с посторонней помощью, что-то новое – он и есть автор. Даже если права выкупит студия, и имя этого человека будет мелким шрифтом в титрах, и никто его не узнает.

Можно ли считать автором человека, который переделывает, пусть даже значительно, целый, чужой проект – вопрос спорный. Тут зависит от того, сможет ли под его руководством произведение заиграть новыми красками.

Игорь Снегирев:
Опять же на примере «УиГ» (не путать с УГ) и «Шрэка» можно четко проследить взаимосвязь авторского подхода к созданию и известности, в кругах любителей анимации (про среднего зрителя говорить смысла нет), режиссера проекта. Фильмы про Зеленого Огра кто там поставил? Эндрюс, или Адамс, или как там его? Третью часть кто-то с ругательной фамилией снимал, вроде. Даже если режиссер первого «Шрэка» снял потом «Хроники Нарнии», и вообще талантливый мужик, все равно у нас не будет такой сильной привязки этого имени к Огру-людоеду. А вот Парк – это «Уоллес и Громит», и наоборот. Можно поставить на паузу один из его мультфильмов и попробовать «срисовать» отпечатки пальцев на одном из пластилиновых героев – это, скорее всего, будут отпечатки Паркса. У него есть стиль – авторский стиль, узнаваемый стиль. Про громкое имя, мне кажется, говорить не приходится. И уж точно не задумываешься, когда говоришь об авторах, на предмет причастности студийных боссов. Они, конечно, молодцы, но у того же Пиксара (хотя, может, и не самый удачный пример) конкретные решения, создающие особо душещипательный эффект, принимались конечными исполнителями: Стэнтон, Анкрич и прочие.

Игорь Талалаев:
Хорошо, с авторством, кажется, разобрались. В «конвейерности» ничего плохого не видим, ну а как же изменение формы подачи материала? Понятно, что анимация, как и кинематограф в целом – искусство довольно молодое и должно развиваться – от простого к сложному. Но сейчас мы видим, что на смену ручному труду приходит компьютерный. Речь, если что, уже не о коллективном или одиночном творчестве, а о способе рисования.

Может быть, вопрос прозвучит несколько странно, но: способна ли 3D-анимация вызывать такие же сильные эмоции, как и старое доброе 2D или вообще кукольные мультики? Когда было ВИДНО, что все это сделано вручную. Вот он, крокодил Гена, его можно потрогать, настоящий он, вручную раскрашенный, почти живой. Просто есть мнение, что раньше-то анимация была ого-го, а сейчас любой дурак 3D MAX или MAYA включит и запросто все нарисует, а компьютер за него и цвет подберет, и эффекты наложит, и кофе приготовит.

Константин Большаков:
Во-первых хотелось бы заметить, что между «использованием компьютера» и «3D» не совсем корректно ставить знак равенства. Тот же Шомэ создавая «Иллюзиониста» использовал компьютер по максимуму. Да и плоский «Вальс с Баширом» сделан целиком на flash-технологиях. Конечно, при таком подходе что-то теряется. Норнштейн утверждает, что при использовании машин исключается возможность ошибки, которая может дать интересный неожиданный результат. Но тот же «Вальс», отрисовывайся он по стандартной схеме, нам пришлось бы ждать минимум лет пять, а время – деньги. И при больших затратах, мы могли бы его и вовсе не дождаться.

Что касается противостояния кукол и 3D. Тут мне кажется, дело не в форме подачи, а в обоянии персонажей и самой истории. «Кошмар перед Рождеством» потерял бы не много, создавайся бы он на компьютере, а не вручную. Другое дело, если бы он окупился то сейчас мы могли бы, наверное, лицезреть какое-нибудь жуткое действо из серии «Кошмар перед Днем октябрьской социалистической революции» или «Джек отдыхает на Гавайах». А так – культовый статус. А вот Чебурашка берет за душу исключительно обаянием (спасибо Шварцману). Текст Успенского сейчас вызывает непроизвольные судороги скул, слишком уж много там было идеологического мусора. Тот же домовенок Кузя был намного лучше.

Безусловно упрощенный подход к анимации породил целую волну шерпотреба, главной целью которого стало отбить деньги на производство, а в идеале получить пару долларов сверху. Потому и хлынули мутным потоком поделки страшные, как смертный грех. Отсюда вырисовывается тенденция у вменяемых режиссеров (позиционирующих себя как творцов именно искусства а не капусторубов) дистанцироваться от ненавистного третьего измерения. Тут и «желание поиграть в куклы», и необходимый контакт с материалом (пластилином, деревом, материей) сказываются. Однако, я уверен, что Норнштейн от 3D анимации обязательно появится. Может, не в полном метре (где есть хорошие крепкие работы), но в короткометражном формате точно (при желании там можно найти небольшие шедевры).

Игорь Талалаев:
Значит, говорить о том, что индустриальный конвейер подмял под себя индивидуальное творчество и авторскую анимацию не приходится? Ширпотреба всегда больше, фабрики работают в три смены, а творцы – с перерывами на обед и вообще только тогда, когда вдохновение озарит, поэтому на слуху сплошь средненькие поделки. И все-таки хотелось бы еще немного поговорить про формат.

3D-мультфильмы сейчас находятся на самом пике моды. И незаметно, чтобы положение вдруг изменилось. На какой блокбастер ни глянь – трехмерный. 2D еще существует, но загнанное в каких-то гетто, там, где пока не хватает денег и таланта на качественное 3D. А если где творец и делает 2D просто из любви к формату, так до массового зрителя его творчества едва ли дойдет, потому что кинотеатрам проще и спокойнее прокатывать 3D.

Засилие типичной 3D-анимации – начало стагнации или естественный процесс (как в свое время существовало засилие диснеевского 2D-стиля)? Выживет ли полноценное 2D или превратится в «младшего брата», объект для редких ценителей или мелких студий? И как быть с детьми, которые вырастут на 3D? Не будут ли они потом плеваться от замечательных мультов в 2D только из-за их непривычного внешнего вида? Ведь трехмерность – это круто, а мультик, нарисованный цветными мелками – это для малышни!

Виталий Арабаджи:
Что будет через 30 лет трудно сказать, но то, что в ближайшее подобного не будет, уверен. На данный момент грамотно стилизованный рисованный мультфильм гораздо долговечнее самого навороченного компьютерного мультфильма, т.к. общий уровень графики еще не достиг той планки, когда достижение 100% реалистичности – плевое дело.

Взять к примеру компьютерный мультсериал «Beast wars: transformers». На момент выхода имел самую передовую и реалистичную графику, самый большой для мультсериала бюджет (18 миллионов долларов за сезон, состоящий из 26 серий). Сейчас с точки зрения графики выглядит смешно, потому что безбожно устарел.

Ну и обратный пример. Советский мультфильм «Золотая антилопа». Поскольку рисованная анимация изначально предлагает стилизацию чего-либо, то все претензии к ее качеству могут быть сведены лишь к тому, насколько хорошо она придерживается правилам своей стилизации. «Золотая антилопа» придерживается на отлично, при том, что мультфильм нарисован почти 60 лет назад, но он не устарел.

Игорь Талалаев:
По твоим словам, получается, что сделать мультфильм долгожителем – хотя бы в визуальном плане – можно с помощью стиля. Стилизации, а не фотореализма. Возьмем, к примеру, «Историю игрушек». Графика так себе. Но это же игрушки! Они и не должны выглядеть реалистично! И нет проблем.

Представим, что уровень графики уже достиг высшей планки и персонажей на экране не отличить от живых людей. Изменится ли что-то глобально? Ведь это уже будут на «мультики», а почти-кино – как «Последняя фантазия» или «Беовульф». Завоюет ли такое зрелище широкую категорию зрителей? И если смотреть шире – нужен ли вообще этот фотореализм? Может, оставить его на откуп блокбастерам? Тот же «Аватар» – уже, скорее, не кино, а анимация. И вот тут реалистичная графика необходима.

Виталий Арабаджи:
Я считаю, что анимация «почти-кино» завоюет широкую аудиторию, также, как в свое время завоевала и обычная рисованная анимация. Фотореализм вкупе со стилизацией также хорош, как и классический 2D мультфильм. Просто визуально это будет совершенно новый уровень.

А необходимость реалистичной графики будет зависеть от нужд авторов. Хотя, как и в случае с первыми компьютерными мультфильмами, новая разновидность анимации вероятнее всего долгое время будет востребованной диковинкой на рынке.

Но визуальная форма – это только часть продукта. Главной же составляющей всегда была, есть и будет интересная и близкая людям история.

И стоит учесть, что основной причиной наличия большого числа низкопробных компьютерных мультфильмов на сегодня является их относительная недороговизна и быстрота производства. То, что эти мультфильмы низкопробные – вина режиссера, сценариста и продюсеров. Сам факт, что они сделаны с помощью компьютера не делает их плохими, ведь компьютер это всего лишь инструмент и не более чем.

Игорь Талалаев:
Значит, 3D-анимация способна вызывать такие же сильные эмоции, как и старое доброе 2D? Раз компьютер – лишь инструмент, то все дело в истории, в сценарии. Но ведь есть целая куча старых рисованных и кукольных мультфильмов, в которых сюжет, прямо скажем, весьма и весьма простой. Однако же, они до сих пор вызывают исключительно теплые чувства, – возможно, как раз благодаря тому КАК они нарисованы/сделаны.

Константин Большаков:
Здесь ключевое слово «до сих пор». Эти мультфильмы тесно связаны с детством, превратились для нас в его символ. И если в детстве вы их любили, то ничто не заставит вас пересмотреть взгляд на свои чувства. Например, есть взрослые люди не переносящие «Говорящую рыбу» Саакянца, мотивируя это тем, что в детстве эта лента вызывала непонятный страх. Еще один пример связанный с «Карликом Носом» и «Щелкунчиком» 2004 года. Они выполнены в диснеевской стилистике. Потому что фокус группа, состоящая из детей, радостно тыкала пальцами именно в диснеевские картинки. Наглядный пример того, что детям изначально прививали не очень хороший вкус. Вряд ли они будут умиляться на работы студии «Союзмультфильм», когда вырастут.

Потому дело не совсем в технике. Просто освоить обычную графику, а значит донести свою мысль наиболее полно и точно намного проще. Не зря к Петрову прицепилась фраза обласканная журналистами: «Я рисую пальцами, потому что это самый короткий путь от сердца к зрителю». 3D пока еще изобилует условностями форм, через которые нужно прорваться.

Игорь Талалаев:
А здесь ключевое слово «пока еще». Получается, все наши претензии к 3D связаны с тем, что эта технология пока еще не совершенна, она сравнительно молода и активно развивается. Видимо, никакого кризиса жанра нет, есть просто эволюция, плановая смена одной популярной техники другой популярной техникой. Это лишь инструменты, жизнь продолжается.

Мы выросли на 2D и имеем теплые воспоминания о «Союзмультфильме» и поэтому наше мнение субъективно. А какой-нибудь ребенок может резонно спросить: «Все ли то золото, что 2D?»

Российский кинорынок – уникальный: имеет потрясающее культурное наследие СССР и в то же время был вынужден развиваться на пепелище 90-х, где растерял почти все, что только можно было. Теперь «наши» (не путать с «Нашими») пытаются «догнать и перегнать» Запад, осваивая 3D, но некоторые, наоборот, кичатся тем, что создают олдскульное 2D. Скорее всего, просто потому что это дешевле, а не в силу каких-то культурных или ментальных причин.

Сейчас мы пытаемся защитить 2D (или понять, требуется ли ему вообще чья-то защита), но нужно ли защищать отечественное массовое 2D, которое создается сегодня? Заслуживает ли оно того? Или все эти богатыри студии «Мельница» ушли настолько далеко от советских корней, что стали нам такими же чужими, как творчество DreamWorks?

Константин Большаков:
Не думаю, что 3D мультфильмы сделать дороже. Наоборот, они кажутся более дешевым двигателем сериальной анимации. «Белка и Стрелка», «Маша и Медведь», например, выходят в тридэ. Да и «Смешарики: Начало» не смогли бы существовать на плоскости.

Что касается инородности современной российской анимации, то она, эта самая инородность, проявляется только в массовом производстве попкорновых лент, с которых хотят поиметь немного деньзнаков товарищи продюсеры. Это внушительное, но далеко не единственное направление в российской анимации. Есть еще фестивальная. И в ней можно встретить нетривиальные работы. Тот же Бронзит, работавший над «Поповичем», создал «Уборную историю», которая выдвигалась на «Оскар» (правда, проиграла «Дому из маленьких кубиков»). Петров создает удивительные по красоте полотна. Максимов плодит забавных уродцев. Это из тех фамилий, что на слуху. Я уверен, что почти каждый сможет назвать пятерку современных российских короткометражек, вызывающих теплые чувства. Очень хотелось бы, чтобы их было больше, и чтобы они смогли дорасти до полноценных полнометражных проектов. Чтобы Норштейн снял наконец свою «Шинель» или «Гофманиада» получила законченный сюжет.

Игорь Талалаев:
Вот, кстати, не уверен, что хотя бы один зритель из десяти сможет назвать даже не пятерку, а одну российскую короткометражку, вызывающую теплые чувства. Да черт с ними, с теплыми. Хоть какую-то короткометражку. Ну, только если Google в помощь, но это немного не то, согласись?

Константин Большаков:
Не то. И дело вот в чем. Короткометражки на больших экранах показывать никто не будет, если конечно, не идет какая-нибудь ретроспектива или анимационный фестиваль. И те проходят за дверьми спецкинотеатров.

Впрочем, полные метры Советского Союза можно перечесть по пальцам (на вскидку только Конек-горбунок, да Тайна третьей планеты вспоминаются). Зато ТВ-эфир был предоставлен короткометражной анимации. Сейчас телевидение это рынок и учить детей прекрасному за свои деньги никто не хочет.

Показательный пример вышел с «Горой самоцветов». Кажется, вот он госзаказ, где есть место творчеству. И работы в сериале попадались интересные. А Первый канал гнал их в семь утра по выходным. Кто их будет смотреть в это время? А вечером все занято, там скверные актеры в житейских передачах изображают сцены из реальной жизни. Вот и загнулся проект. То что сейчас гонят по ящику – это либо старые анимационные ленты, которые почти ничего не стоят, либо проданные уже на десять раз новые, которые тоже почти ничего не стоят. А искать во всемирной паутине долго, да и не факт, что найдешь.

Потому и кажется, что короткого метра в России почти нет.

А теплые чувства, ну «Девочка дура», например, или та же «Уборная история», хотя это скорее для взрослых.

Виталий Арабаджи:
Есть одна простая причина, почему артхаусные короткометражки никто не будет показывать по ТВ. А кроется причина в том, что кроме пары-тройки эстетов с фестивалей эти короткометражки больше никому не интересны. Уж детям, точно.

Сейчас не советское время, сегодня ТВ – это бизнес, и показывать по ТВ будут то, на что будет спрос (за исключением какого-нибудь насильно проткнутого в эфир антисоветского фильма), а спрос будет явно не на артхаусные короткометражки для узкого круга.

Константин Большаков:
Виталий, не соглашусь с твоим восприятием анимационных фестивалей. Статистика с завидным постоянством вырисовывает соотношение 20 на 80, где двадцать – это то самое «артхаусное» самовыражение. А вот 80% это вполне детские ленты. Экранизации Чехова, Гримм, Андерсена. Множество сериалов, которые потом взрослые покупают на DVD, потому как по ящику их вряд ли покажут.

Да и «артхаусность» – термин довольно спорный. Вот короткометражка «Гагарин» о червячке, мечтавшем летать и угодившем в воланчик. Это арт или все-таки «для всех»? Он нравится и детям и взрослым.

Виталий Арабаджи:
Соглашаться/не соглашаться можно сколько угодно, но вот ты сам пишешь, что 80% анимационных фестивалей детские ленты. При том, что покупают их ВЗРОСЛЫЕ. Это уже немного мимо целевой аудитории, которой должны быть дети, ты не находишь?

Да и если бы упомянутый тобой «Гагарин» был действительно рассчитан на широкую аудиторию и полностью удовлетворял ее запросы, он бы был популярен. И популярен был именно среди народа, а не среди эстетствующего меньшинства.

Константин Большаков:
Ну а чего ему быть популярным, если его нигде не показывали? Петрова тоже не показывают, а «Оскара» дали.

А «взрослые» покупают, потому как дети просят. И кстати многие «Гору самоцветов» просят, которая как бы «не рейтинговая».

Виталий Арабаджи:
Рекомендую провести среди детей опрос. Большинство из них о таких мультфильмах, вроде «Гагарина» даже не слышали и просить они могут что-то подобное просто потому, что кто-то из взрослых подсказал, ибо вряд ли дети интересуются такими фестивалями.

И показывали «Гагарина» бы везде, если бы видели, что он будет популярным. А не показывают именно потому, что это мало кому интересно.

Игорь Талалаев:
Кажется, на этом можно нашу дискуссию завершить., потому что определить, что было раньше – курица или яйцо – невозможно. :)

Как всегда – однозначных ответов на вопросы нет, тема слишком сложная, чтобы ее можно было вот так запросто препарировать. Ясно одно: компьютеры, как и кисти с красками или карандаши – лишь инструменты в руках творцов. Или ремесленников. И конечный результат зависит именно от того, в чьих руках находятся инструменты. Хорошей, душевной анимации не становится меньше, просто на слуху все больше массовые, стандартные, простые проекты. Но ведь и инструменты поиска улучшились – чего стоит один Интернет! А значит, мы всегда сможем найти приличный мультик и показать его своим детям. Или, наоборот, убрать детей от экранов подальше и насладиться анимацией в гордом одиночестве.
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 48 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio