Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Прямая речь: Ольга Леснова о продюсировании
Автор: Игорь ТалалаевДата: 26.01.2020 11:40
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Равноправие давно наступило, но женщина-продюсер всё ещё выглядит достаточно нетривиально. Поэтому мы поговорили с Ольгой Лесновой в первую очередь не об актёрском ремесле, а о продюсерском.


– Вы долгое время проживали в Лос-Анджелесе. Как туда занесло?

– Всё получилось практически само собой. После окончания обучения в Нью-Йоркской академии киноискусства я впервые поехала на AFM (American Film Market) в Санта-Монику. Там более плотно погрузилась в киноиндустрию, сосредоточившись на одном из проектов, который был на тот момент на стадии девелопмента. И дальше уже включилась в работу над ним. Проект затянулся за год – пришлось и мне задержаться в ЛА. Но это не значит, что я переехала окончательно из Москвы. Какое-то время я курсировала между Москвой и ЛА довольно интенсивно. В итоге проект закончился, а привычка летать по направлению «Москва-Лос-Анджелес» прижилась! Но это я шучу. Конечно, за время работы над фильмом образовались связи и друзья появились. Но в настоящее время я фокусируюсь на проектах в Москве.

– Одно дело – приехать в LA как турист, другое – в качестве продюсера. Как получилось занять столь высокую позицию в США?

– Я просто стремилась как можно быстрее реализовать на практике знания, полученные во время обучения. Учась, я вела работу над короткометражными фильмами «Сердце» и «Иван», и к получению диплома они были полностью готовы. В разработке оставались ещё несколько короткометражных картин. Хотелось двигаться к полному метру. И т.к. моё американское образование предполагало американский подход, логично, что и проект должен быть американский. Поэтому оставалось только найти полнометражный фильм в США на стадии девелопмента и войти в состав продюсерской команды. Не могу сказать, что это было простой задачей. Но, тем не менее, навыков, полученных во время учёбы оказалось достаточно, чтобы стать сопродюсером картины «Повар на колёсах» режиссёра Джона Фавро.

– Сталкивались ли вы во время проживания в США с предубеждением к русским? Может, были какие-то косые взгляды или хотя бы шутки про русских шпионов? Водку предлагали?

– В нашем мире мы все подвержены некоторым стереотипам. Когда я училась в школе нам часто говорили – «американцы глупые, неприспособленные к жизни! Никуда за пределы своей страны не выезжают и языков иностранных не знают! Да и вообще – о чём можно говорить – они даже салаты делать не умеют – покупают готовые в магазинах!». Но нам же никто не объяснил, что это происходит просто потому, что так удобнее. Готовить они умеют. А в российских магазинов тех же самых готовых салатов просто не существовало.

И у американцев есть предубеждения на счёт нас. Все эти медведи, водка и желание русских девушек выйти замуж за иностранца с целью получения документов. Конечно, это очень расстраивает. Я сама, оказавшись в этой атмосфере, попала под убеждения. В то же время мои стереотипы о «глупых американцах» развеялись, когда я в США встречала образованных интеллигентных людей. Они в ответ понимали и мои истинные намерения. Не те, о которых мы говорили выше. Если же этого не происходит, то вопрос «почему» лучше задавать себе.

– А мы думали, что в стереотип про медведей в России в первую очередь верят сами русские... Наверняка со знанием английского языка у вас нет проблем? Иначе бы не получилось пробиться в фильм Джона Фавро.

– В Лос-Анджелесе моего знания языка мне хватало для свободного общения и деловых переговоров, а при подписании деловой документации пользовалась услугами переводчиков. Язык я знала до этой поездки, но обратная сторона медали – с тех пор стала меньше уделять времени языку и работать над его совершенствованием.

– Ну хоть «фирменный» русский акцент остался?

– Впервые за пределами России я оказалась в 15 лет, и к этому возрасту акцент уже был полностью сформирован и, конечно, я говорю не чисто. Хотя меня только в половине случаев принимают за русскую, чаще за скандинавку или немку.

– Окунувшись в структуру производства фильмов в США, вы наверняка почерпнули для себя много нового. Над какими фильмами там работали?

– Действительно, до «Повара на колёсах» я рассматривала множество других проектов. Не вспомню точное количество сценариев, которые прочитала, но их было явно больше 100. Кроме сценария должно было совпасть много других условий – возможность работы с конкретной продюсерской командой, производственные графики и самое важное – реальность проекта быть осуществленным. Так что с потоком проблем не было.

Я должна была участвовать в фильме «Пленник» с Брюсом Уиллисом, а также режиссёрском дебюте Скарлетт Йоханссон «Летний круиз». По разным причинам эти фильмы пока не были реализованы. Сейчас в разработке комедия про законы счастливой жизни в Нью-Йорке и триллер, на базе известной франшизы.

После выхода «Повара…» стали приглашать на различные питчинги. Как-то во время одного из них, куда я была приглашена в качестве эксперта, за 6 часов ознакомилась с более чем 80 проектами! У каждого из участников было ровно 5 минут для презентации. Собрались представители киноиндустрии из разных стран. С того питчинга я приобрела несколько ценных контактов авторов и коллег-продюсеров.

– В чём, как считаете, главное отличие кинопроизводства в США и в России?

– Принципиальное отличие – в самой структуре продюсирования. В России в создании фильма принимают участие различные фонды и задействованы государственные механизмы. В Штатах же отчёт ведётся перед частными инвесторами, поэтому кинопроизводители должны рассчитывать сами на себя. Единственный выход при таком подходе – делать коммерчески привлекательный продукт.

– Функции продюсера на Западе и у нас одинаковы или есть отличия и тут?

– Продюсер, на каком бы он рынке ни работал, в любом случае заинтересован в том, чтобы его фильм посмотрело как можно больше зрителей. В этом все продюсеры мира едины. Другое дело, когда одни проекты направлены на зрительское кино, другие – на так называемое авторское. Также есть продюсеры, которые одновременно работают как в первом, так и во втором сегментах.

– Как вы понимаете «продюсерское кино»? В чём его плюсы и минусы по сравнению с режиссёрским кино?

– Почему одним нравится мясо, а другим рыба? Это дело вкуса. Говоря «продюсерское» часто подразумевают «кино для попкорна», то есть без сильной содержательной нагрузки. В профессиональном понимании этот термин больше указывает на то, кто принимает финальное решение по ключевым вопросам – актёрскому составу и монтажу: если это делает режиссёр, то кино – режиссёрское.

Если финальное слово за продюсером – фильм получается продюсерский. При этом, чтобы сделать качественное «кино для попкорна», нужно уделить внимание не только спецэффектам, а найти подход к своей аудитории. Режиссёрское кино даёт автору больше пространства для выражения себя. Отойти от заданной траектории, дать возможность режиссёру рассказать свою историю – тоже является продюсерским решением.

– В России на режиссёрских/продюсерских постах немало женщин. С чем это может быть связано? И есть ли отличия в работе продюсера-женщины от продюсера-мужчины?

– Не разделяла бы гендерно профессию продюсера на мужскую и женскую. Кто-то, например, любит готовить и делает из этого профессию, становится поваром. А другой – любит петь и становится инженером. Как это связано с гендерной характеристикой? Это больше вопрос желания и личного выбора.

Подход к ведению дел тоже может быть различным. У кого-то он более агрессивный: захватить-подвинуть-победить. А у кого-то более экологичный: сотрудничество, развитие, синергия. Места в кино хватит всем. Хороших фильмов много не бывает. В настоящее время действительно на рынке стало появляться много продюсеров-женщин, но это связано с тем, что они получили больше возможностей и свободы действий в целом, а не в «курсе на завоевание продюсерской мужской ниши женщинами».

– Немного разжигающий вопрос: как вы относитесь к феминитивам? Приятнее быть продюсером или хотелось бы называться продюсеркой?

– Я не склоняю слово «продюсер». Не вижу в этом необходимости. Варианта, который вы упомянули в вопросе и вовсе в реальности не встречала. Иногда женщин-продюсеров называют «продюсерша», но это звучит довольно странно. Если бы меня спросили как лучше – я оставила слово «продюсер» без изменений.

– С кем из известных кинематографистов вы бы хотели поработать?

– В прошлом году в Каннах познакомилась с Квентином Тарантино. Мы проговорили с ним минут пятнадцать, и я бы с радостью оказалась с ним задействованной на одном проекте. Буду рада сотрудничеству с Гильермо дель Торо – у меня есть сценарий, который я ищу случая ему показать. Очень нравится стиль Вуди Аллена. Думаю, не только я мечтаю о работе с ними. Это живые классики мирового кино и мастера своего дела.

– Помимо продюсирования вы также снимались в кино в качестве актрисы. Расскажите про этот опыт.

– Актёрская работа для меня – это хобби, которое я люблю и получаю удовольствие от занятия им. Мне нравится появляться в кадре в небольших ролях, и я использую такую возможность и в своих проектах. Это для меня что-то вроде «подписи».

Также у меня есть несколько больших ролей в небольших фильмах. Главные роли в короткометражках «Волна» и «Идеал». Какое-то время появлялась в сериалах. Но всё же считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Поэтому продюсирование стоит на первом месте.

– От чего получаете больше удовольствия – от организации производства или от эмоционального вовлечения и отыгрыша роли в кадре?

– Я получаю удовольствие когда слышу отзывы зрителей, что это кино было важно для них, что-то им дало. Даже если это будут слезы или печаль – это значит нам удалось достучаться до струнок души и работа проведена не напрасно. И мне нравится наблюдать за появлением проекта – видеть как из идеи рождается что-то большее. Это истинное удовольствие для меня.

– Какой своей работой больше всего гордитесь?

– Пока мне нравятся все проекты, в которых я принимала участие. Но, думаю, главная моя работа ещё впереди.

– С какими звёздами удалось познакомиться в Голливуде? Может, с кем-то даже находитесь в дружеских отношениях?

– Я как продюсер в основном общаюсь с другими продюсерами. Конечно у меня много знакомых актёров. Но приятельские отношения сложились в основном с коллегами. Так Марк Ордески, продюсер франшизы о зубастиках и всех частей «Властелина Колец» сформулировал для меня основные мотивы инвестирования в кино. Я до сих пор иногда цитирую их.

– А в России с кем дружите?

– Было бы странно перечислять звёздных друзей. Общаюсь практически со всеми, а вот дружба это другой тип отношений. Тут дело не в звёздности, а в том, что это за люди. Некоторые мои друзья совершенно не связаны с кино и работают в других сферах.

– Вы продюсировали как голливудское кассовое кино, так и фестивальные проекты. Над чем работать интереснее, над чем сложнее?

– Мне больше нравится делать зрительские фильмы. Такое кино получается более «живым». И при добром посыле оно может дать зрителям очень многое.

– Сейчас модно записывать различные видео для Инстаграма и Ютуба, но вы делаете это не для того, чтобы «засветить» лицо или продемонстрировать фигуру, а стараетесь выдать полезную информацию о продюсировании. Такой более сложный формат вообще заходит массам?

– Я веду instagram @missforestine и страничку на FB. И лента больше наполнена событиями, чем моими портретами. А вот длинных текстов я практически не пишу. Да, хотелось бы сказать больше, но просто нет на это времени. Видео со съёмок и посещения мероприятий выкладываю довольно часто. Ставлю себя на место читателей и думаю, что же им будет интересно.

– Когда уже российское кино начнёт собирать миллиарды в мировом прокате?!! (простите, крик души)

– Киноиндустрия России в мировом масштабе составляет всего 2%. Поэтому лучше вернуться на землю и трезво взглянуть правде в глаза относительно миллиардов в мировом прокате.

Но рынок кино в России всё-таки есть. Всё больше наших фильмов собирает внушительную кассу – идет хорошая динамика роста сборов, что не может не радовать.

– Да, мы тоже радуемся. Дорогу осилит идущий. А поделитесь планами на ближайшее будущее?

– На следующий год у меня намечено несколько проектов. Сейчас они находятся на стадии разработки, ведутся переговоры с коллегами и партнерами.

– Есть ли у вас мечта, связанная с кинематографом?

– У меня даже несколько кинематографических мечт. Основных две и они обе касаются экранизаций книг. Это книга Теодора Драйзера «Финансист». Её я прочитала на первых курсах института и она произвела на меня огромное впечатление! Став продюсером, поставила себе цель экранизировать эту жемчужину классической литературы с помощью современного киноязыка. Конечно, это должен быть масштабный проект. Ближайшим референсом по качеству исполнения я вижу «Великий Гэтсби» Мартина Скорсезе. Кстати «Великий Гэтсби» это также одна из любимых книг. Входит в мою личную тройку! «Финансист» – это мои планы на будущее и если до меня никто не возьмется за него, то я бы очень хотела сделать этот проект. И вторая мечта – это фильм по книге одного французского автора. Не стану вдаваться в подробности, однако, скажу, что для меня лично экранизация такого уровня литературы является с одной стороны бизнес-продуктом, а с другой – посланием человечеству.

Игорь Талалаев
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 35 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio