Top.Mail.Ru
25-й кадр / Рецензии / Отчаянные наследники
Автор: Андрей ВолковДата: 10.07.2024 01:12
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

ОТЧАЯННЫЕ НАСЛЕДНИКИ (EL FAVOR)
2023, Испания, 94 мин.
Жанр: сатирическая комедия
Режиссёр: Хуана Масиас
В ролях: Инма Куэста, Диего Мартин, Сара Саламо, Альфонсо Бассаве, Пере Понсо, Бетси Турнес


Сюжеты о жадных родственниках, собравшихся на объявление завещания, столь распространены, что их можно именовать бродячими. Все родственники, плохие и хорошие, находящиеся друг с другом в самых разных отношениях, непременно приезжают на похороны, в тайной надежде, что им что-то перепадёт от усопшего. Вот и герои нового фильма Хуаны Масиас «Отчаянные наследники» приезжают хоронить свою няню, которая при жизни напрасно ждала их в летнем домике долгие годы. Близкие люди (а няня заменила трём богатым отпрыскам мать) нередко забываются, приезд к ним откладывается на потом, но смерть всегда вносит коррективы, напоминая, что другого случая увидеться может и не быть – всё следует делать вовремя. Дополнительным штрихом к портрету бесчувственных богачей выступает искреннее разочарование, что няня ничего им не оставила. Однако она адресовала одну необычную просьбу…

Испанский режиссёр Хуана Масиас в своих лентах («Планы на завтра», «Под одной крышей») нередко обращается к взаимоотношениям близких родственников, преподнося «бремя страстей человеческих» под соусом иронии. В «Отчаянных наследниках» к этим ингредиентам добавляется сатира, ведь речь идёт о богатом семействе. Формально няня была частью семьи – к ней высказывали искренние чувства как глава семейного клана, так и его взрослые дети. Но неожиданная просьба няни похоронить её в семейном пантеоне ставит их в тупик. Ведь няня не только официально не является членом семьи, но, более того, ниже их по социальному статусу.

Потребительское отношение к людям нередко можно встретить в среде богачей. Хуана Масиас в своей новой работе утрирует и заостряет эту тему. Все члены богатого каталонского семейства ведут себя как хозяева жизни, демонстрируя презрение к так называемому обслуживающему персоналу. В начальной сцене персонажи откровенно хамят официантке, требуя немедленных удовлетворений всех своих капризов. Этот эпизод вызывает в памяти «Рождественскую песнь» Чарльза Диккенса, в которой три рождественских духа берутся за перевоспитание жадного Эбенизера Скруджа. Ждёшь, что лента Масиас будет некоей вариацией на темы Диккенса и во многом так оно и есть.

Усопшая няня с того света как будто решает преподать последний урок своим бывшим воспитанникам, оставляя каждому по письму, в котором раскрывается какая-либо постыдная тайна. Назидательный тон комедии Масиас, чуть ли не в духе классицизма (соблюдается даже единство места-времени-действия), несколько ретушируется приёмами эксцентрики. Герои не просто выясняют отношения, заново переживая глубоко запрятанные обиды, но устраивают комические стычки, напоминая о французских остросюжетных комедиях с Луи де Фюнесом и Пьером Ришаром.

Испанской комедии тоже свойственно буйство чувств, особенно когда под одной крышей собираются горячие испанские женщины (а основная масса персонажей женского пола). Однако сложно не признать, что линия перевоспитания богатых строптивцев духом усопшей няни, проявляющим себя посредством писем, постепенно теряет остроту. Зритель всё время будет отвлекаться на побочные сюжетные линии, будь то завязавшийся роман между старшей дочерью Терезой и сыном няни Томасом, или же потасовки в духе немых комедий «пинков и пощёчин» (слэпстик). Наметившаяся сатира и вовсе пробуксовывает, ведь о классовом неравенстве, справедливости распределения общественных благ, да и просто об уважительном отношении к обслуживающему персоналу, на что намекала начальная сцена, в дальнейшем говорится лишь мимоходом.

Хуана Масиас как будто решила включить в одну комедию множество пластов – и социальный, и романтический, и назидательный. У некоторых режиссёров получался такой сложный конструкт (достаточно вспомнить интеллектуальные комедии Вуди Аллена и комические фантазии Педро Альмадовара), но вот «Отчаянным наследникам» порой не хватает цельности, дабы произвести на зрителя максимальное впечатление. Характеры героев отнюдь не раскрываются полнее с каждой новой сценой, как должно быть. Наоборот, новая информация о персонажах иногда резонирует с предыдущими сведениями. Человек противоречив – старая истина, но герои от сцены к сцене кардинально меняют линию поведения, словно режиссёр, прибегнув к приёму разоблачительных писем, неожиданно пасует и стремится показать, что на самом деле его персонажи не такие уж и плохие.

Наиболее естественные перемены произошли в Бенджи, капризы которого во многом объяснялись несерьёзным отношением к нему со стороны отца и старшей сестры. Более того, этот герой с самого начала вызывал искреннее сочувствие, ведь в его собственной семье он также не имеет права голоса. Трогательный эпизод разговора с сыном на скале раскрывает его как заботливого отца, стремящегося не допустить в воспитании тех ошибок, которые были совершены по отношению к нему.

А вот самым странным персонажем вышла старшая дочь семейства Тереза (пусть её играет очаровательная Инма Куэста). Холодная, расчётливая, успешная женщина вдруг прыгает в омут чувств с сыном няни Томасом, и всё это на похоронах его матери – для назидательной комедии явный перебор. Ближе к финалу режиссёр пробует преодолеть созданные ей самой препятствия в виде эксцентрики и неуместной мелодрамы и вновь вырулить в морализаторское русло, что не без скрипа, но выходит. Появление матери семейства и детективное расследование мотивов няни возвращают зрителя к магистральной комедийной линии. Герои, наконец, осознают свои ошибки, и этот примирительный пафос сглаживает просчёты с «заездами» в другие комедийные жанры. Но куда быстрее того же эффекта можно было бы добиться без «отвлекающих манёвров», всего лишь выдержав до конца заявленную в начальном эпизоде сатирически-морализаторскую линию.

Всегда будут богатые и бедные, ибо коммунистическая идиллия социального равенства возможна лишь на бумаге. Но доброе отношение к окружающим, особенно к тем, кто ниже по социальной лестнице, – это то, что делает человеком тебя самого. Сложно в контексте проблематики фильма не вспомнить самую знаменитую няню русской литературы Арину Родионовну, которую прославил на века её благодарный воспитанник А. С. Пушкин. Лишь в редких эпизодах ленты, в которых режиссёр отбрасывает неуместные эксцентрику и двусмысленность, высекая комические искры из разности характеров и нежелания взрослых людей признавать свою неправоту, чувствуется обязательная для моралите вера в добрые начала каждого человека, искажённые приобретёнными эгоизмом и леностью самоанализа.


Андрей Волков

В кинотеатрах с 4 июля
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 157 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2024. Почти все права защищены
Наверх

Работает на Seditio