Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Под электрическими облаками, 2015
Автор: Александр ГофманДата: 07.06.2015 19:54
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

ПОД ЭЛЕКТРИЧЕСКИМИ ОБЛАКАМИ
2015, Россия, 137 мин.
Жанр: притча
Режиссер: Алексей Герман-мл.
В ролях: Луис Франк, Мераб Нинидзе, Виктория Короткова, Чулпан Хаматова



На дворе 2017 год. Камера упирается во втыкающийся в электрические облака шпиль высотки, расположенной неподалеку от Москвы и уже приготовленной под снос. Около неё можно встретить бездомного гастарбайтера, учившегося складывать буквы в слова. Брата с сестрой, решающих – продавать ее или оставить все как есть. Ряженого в нелепые одежды экскурсовода, стреляющего у своих коллег деньги на новый «ноутбук с три дэ». Наркоманов, один из которых готов водрузить свою голову на плаху, когда дело касается жизни похищенной девчушки. Архитектора, хотевшего поджечь себя, да намокли спички. Закадровый голос предварительно объяснит, что всех их объединяет ненужность, «лишность». И конечно, место действия, где, на контрасте черного и белого, как и в хокинговской черной дыре, не действуют законы времени и пространства.

Если синопсис вдруг показался кому-то несколько запутанным или разрозненным, то вероятно, к самому фильму можно даже не подступаться: десятое дело, плохой он или хороший, если автор вдруг с самого начала напускает на себя важный вид и, засучив рукава, ваяет. Многофигурный, многоуровневый, расползающийся во все стороны альманах, с предположительно мощной сверхидеей, длинными статичными планами, гулом голосов на заднем плане, где почему-то отчетливо слышишь и вон того справа, и ту, что не попала в кадр, и внезапно даже маячившего перед камерой интроверта с расслабленной полубезумной улыбкой. Об этом может сказать – да и как иначе – каждый, что вот он, папочкин стиль. Аккуратная стилизация, метод, доведенный до механического приема, форма, подменившая содержание – естественно, все это было предсказуемо уже с самого начала. Во многом потому, что отец и правда оставил впечатляющее кинонаследие – остается только содрогнуться при мысли о том, какие бы муки пережил, скажем, сын Тарковского, вздумай тот вдруг снимать фильмы. Но больше все-таки потому, что Герман-младший так навсегда и останется Германом-младшим. Прихлебателем, которые почиет на лаврах. Это при том, что половина людей, раскидывающихся подобными определениями, элементарно не догнали тот же «Последний поезд» и плевать хотели на интонацию «Бумажного солдата» - фильма, выгодно отличающегося от всего того, чего нам довелось насмотреться в горькую постсоветскую эпоху.

Эпоха – вообще ключевое для обоих Германов понятие, через которое они транслируют собственные страхи и переживания, делая по меньшей мере так, чтобы зритель вдруг ни с того ни с сего ощутил себя не в своей тарелке. Прочно засевший в психофизике Иван Лапшин или виртуозная реконструкция сталинского ГУЛАГа – это, конечно, не то же, что мяч как символ, связующий временные циклы в разгар Первой Мировой, и уж тем более не история доктора в отряде космонавтов, сгоревшего в соплах ракеты, взмывающей вопреки всему из грязных хлюпающих луж прямиком в поднебесье. Но как раз в 2008-м уже можно было рассуждать о масштабе личности сына вне контекста: он наконец выглянул из-под тени, сделав это с каким-то удивительными достоинством. Выглянул – и сам сгорел. Скукожился до микроскопической фигуры, уместившейся на зрительской ладони.

Нет, конечно, при всей своей сырости, в «Облаках» есть и режиссерская амбиция, и мир, который бесконечно долго можно разглядывать с лупой (вдруг там, в дымной занавесе, что-нибудь да обнаружишь), и любимый актерский состав, начиная бормочущим пространные афоризмы Нинидзе и заканчивая Хаматовой, зачем-то играющей подростка с внешностью метросексуала. Есть неплохие обмены репликами в проброс – типа того, где неопоэт, сочинивший стишок про дохлую собачку Микки Рурка, спрашивает у Луиса Франка «Как тебе?» - «Ну, не Бродский». Робот-пылесос замечательный, металлическая лошадь на поводке чудесная.

Но отчего-то уже на первой главе начинают душить сомнения относительно всей этой умозрительной конструкции. К чему здесь, собственно, цитата из Поля Сезанна? Опять-таки, кому пришло в голову нарядить Хаматову в насупленного молчащего пацаненка? И самоцитаты (сами по себе не вызывающие отторжения), стоит только услышать фразу о нас, красивых и бессмысленных (ну, ладно, здесь не красота, а уже просто мода), заставляют задуматься о какой-то удивительной лености ума. Хоть и бессмысленная красота – наиболее емкая характеристика любого из семи заголовков, каждый из которых маскируется под некий печальный демарш запахнувшейся в дорогие пальто интеллигенции. Вот и сам режиссер вроде как подчеркнул – это не вещь в себе, просто «она поколенческая». А уродливая многоэтажка, это, конечно же, Россия, как в песне группы «ДДТ», уместно пущенной за кадром под занавес сменой парусов в наэлектризованном, но отчего-то так и не разряженном мифе: о людях-инвалидах, урезанных душах, вечерах без любви и утре без обиды. Ведь «Это все, что от меня останется».

Александр Гофман

В кинотеатрах с 4 июня
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 54 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio