Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Сериал: Гудини и Дойл (Houdini and Doyle), 2016
Автор: Анна ЕнтяковаДата: 27.09.2016 17:20
Разместил: Юлия Талалаева
Комментарии: (0)
Добро пожаловать в Англию начала XX века: Артур Конан-Дойл только что выпустил свою «Англо-Бурскую войну» и заручился поддержкой консервативных кругов, а великий фокусник Гарри Гудини дает в Лондоне представления, погружаясь в наручниках в огромный резервуар с водой «четыре раза в неделю и дважды по выходным».


ГУДИНИ И ДОЙЛ (HOUDINI AND DOYLE)
2016, Великобритания-Канада
Жанр: драма, криминал, детектив
Количество сезонов: 1 (закрыт)
Режиссеры: Эдвард Базалгетт, Стивен Хопкинс, Роберт Либерман
В ролях: Майкл Уэстон, Стивен Мэнгэн, Ребекка Лиддьярд, Эмили Кэри

Создатели «Дойла и Гудини» с первых же секунд берут с места в карьер и не особенно размениваются на мелочи и достоверные исторические факты: взяв за основу действительно имевшую место дружбу двух великих фигур прошлого века (начавшуюся, правда, в реальности лет на двадцать позднее), они дают им в проводники констебля Аделаиду Страттон, первую женщину в Скотланд-Ярде и отправляют троицу разбираться преимущественно с паранормальными преступлениями (чтобы дилетанты не мешались под ногами у доблестных служителей правопорядка).

Вот тут-то у зрителя и наступает первый шок, связанный даже не с жанровой направленностью сериала, ближе всего оказывающегося к приключенческому детективу, а с анахронической путаницей – в реальности, опять же, первую женщину на службу в полиции приняли лет пятнадцать спустя, да и других дыр в сюжетной канве хватает. И если, например, факт повсеместного использования лоботомии в 1900-х годах насторожит разве что специалиста (процедура была впервые использована в 1936), то смешанные браки в английской сельской глубинке, темнокожие врачи («Больница Никерборкер» как наглядное пособие по отношению к таким прецедентам) и монашки точно приведут в недоумение и простого зрителя.

Но оставим историков, которые и правда могут не оправиться, и перейдем к другому парадоксу, базирующемуся уже на реальных фактах. Кто бы вы думали будет выступать против сверхъестественной природы некоторых явлений? А кто наоборот – верить экстрасенсам и медиумам, прибегать к помощи машин, открывающих порталы с миром духов, и обращаться к пророкам-целителям? Кто за главенство логики и разума: человек, придумавший «Шерлока Холмса» или шоумен-обманщик? Гудини и Дойл здесь как две стороны одной монеты: но насколько неподготовленного человека удивляет тот факт, что иллюзионист Гудини верит исключительно в материальные мотивы, логику и здравый смысл, настолько поражает поведение Артура, отправляющегося к медиуму, чтобы поговорить с духом жены. Третья представленная в сериале концепция познания – религиозная Миссис Эмансипация, при случае наизусть читающая Библию, но все же имеющая достаточно ума, чтобы соглашаться с вещественными доказательствами и фактами.

Разумеется, у всей троицы обоснованные и давно сформировавшиеся причины на собственную точку зрения (некоторые при этом неплохо раскрываются в сквозной сюжетной линии), но по мере того, как появляются все новые и новые дела, слишком большое количество хронометража начинает уделяться отвлеченным темам и вопросам. Если каждый отдельный эпизод обладает собственным неплохо выверенным ритмом, динамикой и множеством других удачных характеристик, то ближе к концу сезона становится очевиден не только сильный крен в сторону искажения фактов и исторических несостыковок, но также излишняя политизированность (совершенно оторванные от реальности, даже альтернативной, заговоры анархистов, решивших особенно бурно разгуляться в Штатах), напыщенный манифест гуманистическим целям и демократии (большая часть людей слишком консервативно настроена против любого равноправия, прогрессивные умы это понимают, но не особо спешат что-то сделать) и чрезмерное количество галлюцинаций у главных героев (то их насильно травят, то дело помогает раскрыть дело воспаленное сознание Дойла, то Гудини не уверен в том, что видит).

Личности и Дойла и Гудини перестают быть объемными, как только они оба отходят от своей непосредственной деятельности в угоду раскрытию преступлений – отсутствие хоть какого-либо намека на выступления и литературный труд, прославивший каждого на многие десятилетия вперед, мгновенно превращает глубокие и живые характеры в обобщенные, едва ли не заурядные образы, лишенные и самобытности, и каких-либо выдающихся талантов. К тому же, все тот же сквозной сюжет стремится каждую серию сконцентрироваться не на текущем деле, а на личных обсессиях: у Артура это больная туберкулезом жена, полгода не приходящая в сознание, у Гарри – отношения с матерью, у Аделаиды – погибший муж. Само собой, такой подход является весомым аргументом к раскрытию образов, и здесь неплохо проявляет себе противостояние великих умов, основанное, несмотря на все подколки, на взаимном уважении и поддержке. Но с другой стороны такая сосредоточенность и контраст иногда приводят к обратному: два главных персонажа, хоть и не лишенные определенной доли обаяния (более того, иногда именно за счет Майкла Уэстона и Стивена Мэнгэна сюжет продвигается вперед), с течением времени выглядят все более стереотипными, в то время как героиня Лиддьярд разбирается с собственной путанной и сюжетно бесплодной любовной линией (которая в финале выдает такой нелепый твист, что впору хвататься за голову). Диссонанс вызывает тот простой факт, что и Гудини, и Дойл – скорее образы, а не живые люди, существа, возведенные в ранг едва ли не божеств, при этом вынужденные сталкиваться с реальностью, зачастую – паранормальной. Спасает в такие моменты драматичность некоторых эпизодов, которую не способны испортить ни надуманность параллелей, ни приторные гуманистические воззвания.

Что касается мистификаций, то их действительно много, так же как и необъяснимых с человеческой точки зрения явлений. Что удивительно, каждая отдельная серия, даже если учитывать все вышеупомянутые частности, которых набирается немало, производит приятное впечатление: с детективной точки зрения на суд зрителя выносятся вполне внятные эпизоды, по многим параметрам отвечающие духу времени. Во-первых, отлично представлен интерес викторианцев к спиритуализму, медиумам и экстрасенсам, и их суеверность. Наука в то время сделала громадный шаг вперед и многие, в том числе и доктор Дойл, считают, что ее возможности безграничны, а потому даже признанными учеными создаются аппараты для связи с духами, ищутся подтверждения загробной жизни, чем, само собой, активно пользуются шарлатаны и мошенники, которых и следует вывести на чистую воду. Во-вторых, на руку создателям играет истинно английский антураж и атмосфера: представьте себе Лондон викторианской эпохи с Джеком-Попрыгуном, вампирами, словно сошедшими со страниц «Дракулы» Брэма Стокера, пациентами Бедлама, одержимыми демоном страха, и призраками, убивающими монахинь. Опиум, кладбища, замки, монастыри и аутентичные костюмы прилагаются, так же как и впечатляющий score (в который неожиданно вписывается даже временами проскальзывающая электроника). В-третьих, присутствие в сюжете тех, кто несомненно отвечает параметрам временной парадигмы – Брэм Стокер, Зигмунд Фрейд, Томас Эдисон с его аппаратом для связи с духами (верно наполовину, ибо сам Эдисон в тот момент реальности был, а вот о механизме заговорили несколько десятилетий спустя), Никола Тесла… Имеет место и множество упоминаний писателей, ученых, естествоиспытателей той эпохи – от Луи Пастера до Оскара Уайльда.

В-четвертых, наличие грамотно раскрываемых мистификаций и интригующих поворотов. В-пятых, умело нагнетаемый саспенс, отчасти превращающий каждый эпизод или хотя бы его часть если не в ужасы, то в триллер, и отлично повышающий уровень адреналина. В-шестых, отношения между главными героями, о которых уже было сказано выше, – стойкость убеждений проходит свою проверку на прочность, при этом для каждого характерно не только упрямство и отказ идти на компромиссы, но и готовность принимать во внимание реальные факты. Сюда же добавить перенос подлинных отношений, подкрепленных историческими фактами – достаточно забить в поисковик запрос о личной переписке иллюзиониста и писателя, в частности о спиритизме, – и многие неточности сразу же прояснятся.

В-седьмых, юмор – ненавистник религиозных фанатиков и мошенников Гудини глумится над своими оппонентами и их неспособностью доказать правоту, с легкостью разоблачает обман, зачастую проворачивая для этого свои собственные невероятные трюки, в крайне саркастичной форме настаивает на своем – «посмотрим записи врача и уже потом забудем о здравом смысле» – и постоянно подкалывает Дойла, который, в свою очередь, достаточно легко отвечает на его остроты. Плюс к этому – ремарки прочих персонажей о способностях и достижениях писателя и фокусника, из разряда «пациент психбольницы, представляющийся Шерлоком Холмсом, предъявляет Дойлу иск».

При этом создатели оставляют открытым вопрос реального и нереального и оставляют лазейки для сомнений. Да, трио детективов раз за разом доказывает невозможность существования духов, волшебных созданий и даже инопланетян, для кого-то результат расследования становится разочарованием, для кого-то торжеством, но напоследок всегда остается что-то непонятное и нераскрытое до конца: легенды и мифы, вера в загробную жизнь занимают свою неотъемлемую часть сюжета. По этой же причине спорной остается и идея возможного добавления в сюжет вполне земного злодея, который мог бы своим присутствием добавить всему сезону целостности, раз уж в конце все скатились к королю Эдварду и президенту Америки. В конце концов, был же у Шерлока коварный оппонент Мориарти! Ну да ладно, эта история не о нем (на самом деле именно о нем, только тсс!), она о дружбе, опасных расследованиях и зачастую трагических событиях.

В итоге, «Гудини и Дойл» вполне способен удивить: непритязательного зрителя парадоксальным фактом о том, что Дойл был сторонником спиритуализма, а Гудини ненавидел шарлатанов, пользующихся легковерностью людей. Более-менее подкованного – кучей раздражающих ляпов и неприкрытой хронологической подтасовкой. Но, в общем-то, мистический настрой, юмор, остроты и парирования, немалый градус адреналина и актерская игра, которая, к сожалению, не способна помешать трансформации героев в их обобщенные образы, превращают десять часовых эпизодов в не самое плохое, местами лихо закрученное и явно трогательное приключение в альтернативной реальности.

Сериал состоит из 10 эпизодов, закрыт каналом FOX после первого сезона.

Анна Ентякова
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 2 пользователь(ей), 35 гость(ей) : Игорь Талалаев, Константин Большаков
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2017. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio