Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Отцы и дети: Кладбище домашних животных (1989/2019)
Автор: Александр КолесниковДата: 26.04.2019 09:37
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Одна книга, две экранизации, множество полярных мнений. На пользу ли «Кладбищу домашних животных» прожитые годы, или долой старое, подавайте новое? Пришла пора разобраться.


КЛАДБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ
(PET SEMATARY)

1989, США, 103 мин.
Жанр: ужасы, триллер
Режиссёр: Мэри Ламберт
В ролях: Дэйл Мидкифф, Фред Гуинн,
Дениз Кросби, Брэд Гринквист
КЛАДБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ
(PET SEMATARY)

2019, США, 97 мин.
Жанр: ужасы, триллер
Режиссёры: К. Колш, Д. Уидмайер
В ролях:Джейсон Кларк, Эми Саймец,
Джон Литгоу, Жете Лоранс

Быть готовым к столкновению со смертью невозможно. Старуха с косой имеет обыкновение подкрадываться неожиданно, наносить разящий удар и повергать сознание в чёрный омут траура. Передать глубину пережитого потрясения и силу непреходящих страданий – задача в высшей степени сложная для любого писателя, вкладывает он личный опыт в своё произведение или нет. По признанию Стивена Кинга, книги страшнее «Кладбища домашних животных» он не написал за всю свою плодовитую карьеру, и вряд ли новый рубеж поджидает его впереди, на восьмом десятке. А прежний край рисковал сгинуть в архивах, не случись у автора материальных затруднений, подтолкнувших к публикации. Роман и в самом деле получился жутким, мгновенно заслужив звание литературной классики. Не оглядываясь на время и эпоху, он и сейчас способен вывернуть душу, погрузить её в пучину тяжёлых мучений и иссушающего чувства собственного бессилия против безжалостной напасти, представшей в облике стремительно несущегося многотонного нефтевоза.

Теперь остаётся гадать, насколько мощной и пронизывающей могла получиться первая экранизация, доберись до режиссёрского штурвала Джордж А. Ромеро. Однако с патриархом ужасов, известным как раз по фильмам с живыми мертвецами, в итоге не договорились, и за дело взялась мало кому на тот момент известная Мэри Ламберт. У постановщицы музыкальных клипов и автора стильной артхаусной драмы «Сиеста» не было больших ресурсов, но имелось желание передать ужасающий дух романа, с чем она уверенно справилась. Эффект от киноверсии произведения не подпортила ни слабая актёрская игра, ни бедные эффекты, ни слабая динамика. По своему исполнению фильм не выделялся из шеренги картин B-movie, но практически не имел себе равных среди прочих экранизаций Кинга в жанре хоррор. Чтобы вписаться в полуторачасовой формат Ламберт несколько упростила материал, отсекла ряд побочных линий, но сохранила в неприкосновенности основную канву, уходящую узкой тропой в мрачноватый лесок с небольшим погостом и корявой табличкой «Кладбище домашних животных».

За минувшие тридцать лет сюжет с переездом среднестатистической американской семьи из четырёх человек и кота на новое место, поближе к природе и её тайнам, успел стать каноническим. Логично, что и создатели недавнего ремейка, Кевин Колш и Деннис Уидмайер, не стали изобретать велосипед, предпочтя другие признаки свежего прочтения (например, заменив в ключевой сцене мальчика на девочку). Над обеими картинами витает тень рокового романа, и буквально с первых же минут появляется стойкое ощущение грядущей беды. Обманчивый уют пасторали резко контрастирует с проходящим неподалёку шоссе, повинном в смерти множества кошек и собак. Напрасными оказались надежды доктора Луиса Крида обрести покой в милом городке Паскоу. Центрального персонажа Кинг писал с себя, это он когда-то едва не потерял по недогляду маленького ребёнка, шагающего под колёса трейлера, и сам же имел несчастье видеть труп кота с вывороченным позвоночником – по фильмам любимого питомца старшей дочери семейства Элли.

В том, как относится девочка к животному, а точнее сколь сильна или надумана её привязанность, и кроется первое серьёзное расхождение между двумя экранизациями. Режиссёры последней предпочли обойтись без больной раком горничной, на похоронах которой Луис Крид и слышит от соседа Джада сакраментальную фразу: «Теперь это твой кот». Но если в фильме Ламберт любовь Элли к животному не вызывала сомнений (готова была потратить карманные деньги на шампунь, чтобы избавить от смрада!), то в недавней картине дальше намёков дело не пошло. Тяжело поверить, что равнодушная с виду девочка не сумела бы пережить гибель любимца, а следом хромает и основная мотивация, толкающая отца на поиски выхода в мёрзлой земле старого индейского кладбища. Там, где в версии 1989 года присутствует неподдельная боль и мытарства, в адаптации 2019-го – только слова. Более того, словно в духе времени постановщики предпочли заморочить зрителям головы траурной процессией детей в масках животных, а кто они такие и для чего понадобились, помимо прорисовки на постерах – непонятно.

Также в соответствии с тенденциями продвинутого века, где без гугла скоро нельзя будет найти дорогу в туалет, теперешний Луис узнаёт леденящую кровь историю вернувшегося с того света солдата из интернета, а не от старика Джада. Ну, действительно, зачем заморачиваться сторонними ответвлениями, если зрителю и так должно быть понятно: если колдовская земля микмаков возвращает к жизни животных, то и с людьми должно происходить то же самое. Логично? Как посмотреть. Весь ужас сюжета первоначально строился на догадках доктора. Он не знал наверняка, в каком виде и точно ли кладбище вернёт погибшего ребёнка? Боже, да мужчина с застывшими в глазах слезами просто исступлённо верил, прижимая к груди мёртвое тельце! Сумасшествие Луиса из книги и фильма Ламберт – натуральное и естественное. Оно поддерживается невообразимым отцовским горем, а фальшь таких эмоций бьёт в глаза сразу же! С поправкой на то, что Джейсон Кларк из версии 2019-го в актёрском плане посильнее Дэйла Мидкиффа, но убедителен он исключительно в роли отравителя соседа – безумец из него никакой.

Дальше – больше. Значимую роль в романе и картине 1989 года играет призрак погибшего студента, который несмотря на свой отталкивающий вид приходится скорее другом Луиса и стремится предостеречь его от соприкосновения с миром мёртвых. Дух Виктора Паскоу появлялся всякий раз, когда Крид собирался воззвать к помощи мистического плато, но в новой экранизации он сугубо для галочки. Черт с ним, что призрак теперь чернокожий (ещё его почему-то упорно зовут мальчиком) – опять-таки мода в кино теперь такая – но сюжету он не нужен, появляется ровно один раз и забывается моментально. Видимо это такая неуклюжая дань уважения Кингу. В то же время некрофобия жены доктора получила развитие, хотя ничего в сравнении со старой экранизацией особо не поменялось. Детской травмой, связанной с гибелью уродливой сестры женщины, режиссёры распорядились по-разному. Ламберт обыграла этот момент с помощью малыша-зомби в платье погибшей родственницы, а дуэт Колш–Уидмайер поэкспериментировал со скриммерами, что по-своему ему также удалось. С формой наши современники вообще дружат, чего не скажешь о содержании.

Но кое в чём нынешняя экранизация сумела обставить предшественницу. Кто читал Кинга, должен помнить впечатляющий отрезок, где писатель отвёл душу, расписывая тяжелый путь Луиса с поклажей к индейскому кладбищу, проходящий через населённое неприкаянными духами стылое болото и жуткий лес. Ввиду скудости бюджета Ламберт опустила детали маршрута, зато Колш с Уидмайером смогли взять небольшой реванш. Не сумев проникнуться психологизмом, тандем постановщиков честно отработал визуальную часть. Все три режиссёра отбросили идею со злобным духом Вендиго, но это справедливое упущение, да и неважно, какая именно потусторонняя сущность управляет страшным механизмом возврата к жизни. Тяжесть потери, неспособность отпустить от себя любимое дитя, нарастающее безумие от обладания запретным знанием – на этих понятиях основана значимость романа, и от них в недавнем фильме остались одни лоскутки. Старое кино не было идеальным, но оно пугало, ужасало и впечатляло. Новое же – просто аттракцион типовых страшилок, донельзя испробованных в десятках других картин. Со стороны преемников Ламберт не заметно ни души, ни старания, ни виртуозного мастерства, если уж на то пошло. Они профессионально подошли к своей работе, но для «Кладбища» требовалось нечто большее.

Спустя ещё тридцать лет мир наверняка увидит очередную экранизацию знаменитого романа, а пока этого не произошло, можно воздать по заслугам имеющимся версиям. Фильм Мэри Ламберт принадлежит своему времени, он со всех сторон несовершенен, в чём-то прост и даже наивен, но отлично идёт в связке с книгой, дополняя её и обогащая. Особенно концовкой. Не открывая чего-то принципиально нового в жанре, картина мастерски играет на родительских инстинктах, сворачивает нервы в тугой клубок и оставляет после себя опустошение. Лента Кевина Колша и Денниса Уидмайера, в свою очередь, больше подходит неосведомлённой публике, пришедшей на очередной сеанс и не испытывающего пиетета ни перед самим Кингом, ни перед его произведением. Такие среди нас, конечно, тоже есть, их немало, как и тех, кто считает кино 1989 года априори старомодным, справедливо напирая на его недостатки. Что ж, эта история «короля ужасов» получилась универсальной и очень живучей. Секрет долголетия прост: сюжет опирается на вещи, какие составляют саму суть человеческой жизни и легко объяснимого страха перед её безвременным окончанием.

Александр Колесников
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 18 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio